Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [16.09 ЛЛ] В погоне за радужным пони


[16.09 ЛЛ] В погоне за радужным пони

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

В ПОГОНЕ ЗА РАДУЖНЫМ ПОНИ

16 сентября Лютых Лун

Валден

Николас, Кармела, Вейс

http://forumfiles.ru/uploads/0011/29/e2/2/t634499.gif

ПРЕДИСЛОВИЕ

Задание: похитить сердце.
Буквально.

Свобода Воли: да

+1

2

Если бы Вейсу однажды сказали, что он аппетитно выглядит в глазах некоторых хищных субъектов, то он бы рассмеялся тому в лицо.
Мяса в Вейсе было разве что на пару грамм. И то к самому единорогу это мясо вряд ли имело непосредственное отношение…

Копыта тихо цокали по мостовой, серый плащ прятал его светлую фигуру в тенях, оставляя лишь невнятные движущиеся пятна ног и головы, поникшей и опущенной сейчас вниз. Вейс рассеянно скользил взглядом по камням и думал о том, что неплохо было бы отдохнуть от городской суеты хотя бы на пару деньков. Уйти в лес, на озеро, поваляться на жёлтом песочке… Может быть даже в компании. Он ведь может найти себе компанию, верно? Если подумать, есть пара знакомых, которые всегда готовы на любой кипиш, и связанный не только с выпивкой или азартными играми (не то, чтобы сам единорог был в этом шибко замешан, но пару раз случалось и подобное). 

Цок, цок. Где-то в стороне скрипнул фонарь; закашляли, шумно хлопая ставнями. Скрипнула дверь; до носа Вейса донёсся слабый запах курительной смеси. Кто-то рассмеялся. Жизнь в городе бурлила даже тогда, когда солнце грозило закатиться за крыши высоких домов со стрельчатыми окнами, а на смену им выходили подозрительные личности.

Он, наверное, и сам сейчас смотрелся той ещё личностью. Полуподвальная комнатушка, которую Вейс снимал, находилась в не самом благоприятном (но и не в самом ужасном!) районе города, поэтому здесь, в общем-то, можно было с одинаковым шансом встретиться нос к носу как с убийцей, так и со светлой жрицей. Но ему было простительно. В конце концов, он шёл с работы и имел законное право выглядеть чутка заёбанным жизнью.
Хотя, опять же, казалось бы!

Вейс остановился и сердито помотал головой: в неё вот-вот грозила залезть пагубная мыслишка о том, что всё это зря и ни к чему хорошему эти его брыкания не приведут. И от леса не сбежать (да и не хочется), и помогать другим не прекратит (тем более, без этого так скучно! Да, именно… скучно), и, и, и… Иногда Вейс размышлял насчёт того, чтобы найти какого-нибудь контракторишку и заключить с ним союз. Звучало это весьма любопытно, но в равной степени и пугало. Будучи в большей степени существом материальным и к материальному же привязанным единорог вряд ли был бы удобным союзником для подобного рода мага… Да и смысла, наверное, вовсе не было. Хотя если бы контракт избавил его от навязчивого желания помогать всем и вся – о, другое дело.

- Ладно, - пробормотал единорог себе под нос, огибая куст не ко времени цветущей сирени – от ее аромата даже ему становилось немного не по себе – и, воровато оглянувшись, шмыгнув в подворотню. Здесь было темно, пахло нечистотами и мокрой звериной шерстью. Если честно, Вейсу очень хотелось подсветить себе путь хотя бы под ногами: несмотря на то, что он ходил тут каждый день и мог спокойно пройти от и до с закрытыми глазами, это могло привлечь ненужное внимание. Но обходить ещё пять домов по более-менее освещенной и спокойной улице… увольте. Лучше уж он поскорее доберется до дома, завалится на ставший таким родным и близким диван и немного покемарит под болтовню одной занятной книжки. Что-то там про рыцарей и слепых принцесс-монстров…

О, да. Это будет неплохой конец для столь утомительного дня.

Отредактировано Вейс (2020-05-09 21:02:15)

+2

3

Эта работа правда была не совсем по специфики гильдии, но Николас сам по себе любил охоту. Поймать какую-нибудь невидную зверюшку это для него за милую душу. Поэтому почему бы и не да? Раздобыть сердце единорога? Окей, нет проблем. Потом Николас обязательно спросит, для чего именно оно надо. Зелье бодяжат или кухня такая своеобразная? Насколько вкусно то? Стоит ли оно вообще за ним гонятся? Нет, наверное, все-таки для зелья. Для кухни бы всю тушку попросили. Хотя… может у них только сердце съедобное? Есть же такое зверье, что часть тело ядовитое. Может что-то типа того же. Самое главное в охоте не проворонить момент и не допустить, чтобы сердце развеялось вместе с единорогом. А то хрен его знает, что с ними происходит после смерти.

На охоте Нику компанию составляет Карма. Они вдвоем тусовались в Валдене. Хоть тут было куда спокойнее. В родном Предместье и шагу уже ступить нельзя без риска для жизни. Нет-нет, но какая-то тварь да наедет. Даже авторитет Николаса стал играть обратный эффект. Повод напасть, а не обойти стороной. Правда пока об этом отважные сильно жалели. Если выживали, конечно же. Выглядела пара не особо вызывающе. Два обычных подростка шатаются вечером на улицах города. Правда веет от них темной магией и кровью, ну это так, мелочи. Мало кто внимание обратит, что от детей-то так.   

Будем ловить на живца, ─ говорит Ник якобы серьезно, глядя на Карму. ─ Что любят единороги? Правильно. Невинных дев любят. Хотя…. ─ он задумчиво хмурится и оценивающе оглядывает жену с голову до ног. ─ из тебя девственная дива, как из меня блюститель закона. Зрелище не для слабонервных. 

Да уж, если кто увидит Николаса Йона исполняющего обязанности стражника, сразу за сердца похвастаются. Правосудие у него ж своеобразное.

Шаг в сторону и уворот от лещей. Уже на автомате. Ну хоть шутить начинает. Сейчас он это делает очень редко. Да и вообще разговаривает с кем-то редко, если это не касается дела. Работает чаще в одиночку. Или больше занимается внутренними делами гильдии, днями не показываясь из кабинета. И метая ножи, если кто не вовремя к нему заглянет и отвлечёт. 

Скорее всего нам придется тащиться в лес, ─ на мгновение он поменялся в лице, словно осознал, что именно сказал. То, что невольно вызывало ненужные воспоминания, а за ними и неосознанную ненависть. Небольшая пауза и Ник продолжил дальше, как ни в чем небывало. ─ В городе это рогатого коня вряд ли найдем. Сомневаюсь, что они на улочках пасутся…

Николас замолкает, когда слышит цокот копыт. Поворачивая голову на звук, он изгибает в удивлении бровь. Да нихуя себе. По переулку, на который они выходили, грациозно мимо прошагал единорог. Прям как положено. Белоснежный, с рогом во лбу, чуть ли не светится. Красивый падала. Даже убивать жалко. Живьем бы поймать. Пялясь на животинку пару секунд, Ник бросает красноречивый взгляд на Карму.

Все-таки пасутся… ─ улыбается он хищно. ─ Доставай веревку.   

Какое идеальное совпадение. На дворе уже поздний вечер. Почти весь народ уже разбежался по домам, что было как нельзя кстати. Никаких свидетелей. И этот темный, мало кому нужный переулок, в который так удачно заглянула сейчас дичь. Для Йонов удачно, для нее не очень. Лучше ничего и не придумаешь. Сейчас только словить быстро, чтобы удрать не успел.

Отредактировано Николас Йон (2020-05-10 16:08:13)

+2

4

Как Кармела согласилась на такую работу? Вот так просто. Из серии: «Пошли поймаем единорога и вырвем ему сердце?!»; «Ну пойдем.» Сама не ожидала, что согласится. Но куда деваться. Этот идиот все еще убивает из-за покойного брата. Сидит, как дичь, в своей комнате, ни с кем не разговаривает. Если и работает, то в полном одиночестве. И наконец-то, спустя столько времени, все же решается выйти в свет, да еще и не один. Разве она могла отказать? Что это? Жалость? Любовь? Или повод поиграть в очередной раз на его нервах? Вот так она и раскрыла всем свои заебы, ага.

Идут себе по улицам Валдена, даже пытаются разговаривать, а кое-кто шутить. Удивительно. Даже странно. Уже успела отвыкнуть от его язвительных подколов. Но что ж, пусть шутит, пока может. Кто знает, может с таким темпом сегодня без сердце окажется он, а не единорог. 

- Розовый цвет они любят. – Ухмыляется до тех пор, пока речь не заходит про нее. – Разве я похожа на живца? – Удивленно интересуется Кара. – А чья это вина? Между прочем - твоя. Вот ходила бы сейчас всем девственницам девственница, если б однажды мне на голову не свалился самый некорректный муж на свете.

Николас тут же реагирует – отскакивает, но на этот раз зря. Странно, но она даже не попыталась дать ему подзатыльник. Не значит ли это, что у нее внезапно поднялась температура и она смертельно больна? Не тут то было. Только тогда, когда он не ожидает, она со всей силы бьет ему кулаком в плечо. То-то же. Негоже оставаться в долгах. Долги на ночь оставлять плохая примета.

На самом деле она рада. Рада, что постепенно он приходит в себя. Вон, шутки шутить даже вздумал. Значит все не настолько плохо. А то кому ей отравлять жизнь, когда мужу все время удавалось это сделать самостоятельно. Мазохист хренов.

Как только тема заходит леса, то Ник меняется в лице. Трудно не заметить. Нет, больной все еще болен. Раны так быстро не заживают. Слишком глубокие. Карма пытается сделать вид, что не заметила, как осекся супруг. Так будет лучше. Она все равно не способна на откровенные разговоры, да и сам Ник никогда не заговорит на чистоту. Тем лучше.

- Лес. Вечно ты меня туда затащить хочешь. Благо хоть не в ближайшие кусты. – Издевается Йон. – Рогатый может вообще сейчас сидит в какой-нибудь забегаловке и попивает крепкий кофе. Почему именно лес? Что, если он с копытами, по-твоему, он не может пить кофе? Как думаешь, что любят единороги больше? Кофе или чай? Может, нужно было брать такую приманку?

Кара резко замолкает. Цок. Цок. Цок. Да ладно. Мать вашу, вот так просто? Просто взял и свалился им на голову. Даже искать не пришлось. Как по волшебству, ей Богу. Перебирает копытами грациозно, излучается как лампочка. Шерсть такая белоснежная и рог длинный. Рог, кстати, ей не импонирует. Проткнет насквозь, и кишки вывалятся наружу. Картина не для слабонервных. Но в целом… да, красавец. Может ну заказ? Забрать себе. Но вряд ли такая идея придется по вкусу Нику.

Не успевает муж сказать про веревки, как Карма тут же ему их вручает. Сама прибавляет шаг, обходит с другой стороны. Быстрее и еще быстрей.

- Мистер единорог! Мистер единорог! – Окликнула девушка коня. – Первый раз мне удается увидеть такую красоту. Не зачтите за наглость, но, меня мучает один всеобщий вопрос, а правда, что единороги любят розовый цвет? Нет, я так сама не считаю, но поговаривают, что вы даже плюшевый! Если вы не против, то можно вас легонько пощупать? Вы такой мягкий на вид.

+2

5

Он даже ускорил шаг, представляя, что уже совсем скоро завалится домой, разогреет печь и подвесит на огонь котелок. Мшисто-грибной отвар – самое то для успокоения раздраженных за сутки мыслей.

Под ноги внезапно выскочила серая крыса, заставив Вейса замереть и дать зверьку спокойно уйти. Со спины послышались шаги и… голос.
Вейс обернулся; рог его полыхнул радужными искрами, метнулся светом, упирающимся в кирпично-каменные стены близко стоящих домов.
Девочка. Симпатичная… А рядом, чуть в стороне, его и заметишь-то не сразу, – паренек. В руках у паренька – верёвка.

«Да ладно», - мысленно вздохнул единорог, чувствуя, как затылок кольнуло нехорошим предчувствием. Встретить в этом тихом переулке сторонних людей и нелюдей ночью можно, конечно, но сложно. Обычно тут порядочные жители не ходят. Ну, в такое время.
В такое время разумные предпочитают по домам сидеть, а то велик шанс нарваться на какую-нибудь тёмную тварь. Это, вроде, всем известно.

Вейс ощутил, как внутри колыхнулась волна раздражения.
То ли на подозрительную парочку, то ли на самого себя.

- Добрый вечер, - говорит Вейс осторожно, переступая ногами и разворачиваясь в сторону подбегающей девчушки. Звенящее «цок-цок» разбивает тишину переулка. Копытца  у него не подкованы, но это совершенно не мешает им мелодично и, порой, раздражающе громко звучать.

Он напряжён, но даже собственные подозрения и возможность какого-либо неприятного происшествия не должны мешать держаться ровно и строго. В конце концов, он стражник! А это, как минимум, ответственность перед законом. И жителями города.
Тем более, гулять по ночам – довольно романтично для парочки подростков, не так ли?
Вейс мысленно улыбнулся, успокаиваясь.

- Лично я люблю белый. Знаете, в мире людей некоторые убеждены, что такого цвета не существует вовсе. В этом суждении есть что-то близкое, - как и она. Уже совсем рядом – руку протяни.

Под шкурой – едва заметные глазу – ворочаются ветви лозы; несмотря на спокойствие он в любой момент готов как дать отпор, так и отбить возможное нападение. Слепо доверять маленьким девочкам порой раз себе дороже.
Впрочем, ему почти нечего бояться. Он и не привык.

- Многие так говорят, - …или сама девочка так наивна и светла, что тянется к первому встречному, или серьезно уверена в себе и своих силах. Так или иначе, но она завладела его вниманием всецело, словно зачаровала медом голоса, потоком вопросов и движения навстречу. Словно мотылек, летящий на свет…
- Можете, - но даже если и бояться нечего, неужели он сам будет так наивен, чтобы толкнуться носом в открытую ладонь?!
…Толкнулся. Сам. Первый.

…будет.

«И ведь наверняка даже не девственница», - в голове проносятся вялые шутки про единорогов и всем таком. Но кто же виноват, если его всё равно тянет ко всяким милашкам, стоит им только поманить!
Кстати, а где паренек?

+2

6

Николас наблюдает за Кармой и ловит себя на мысли, что это он зря. Вполне она похожа на невинную добрую девчонку. Если того захочет. И зрелище даже приятное. Ведь вечно она с ним как вредный черт, только и делает, что огрызается и подъебывает. А тут она простая такая, словно нет у нее черного и кровавого прошлого. Самая такая обычная.

Улыбнувшись уголком губ, Ник юркнул в подворотню. Конь его кажется заметил, поэтому нужно сменить место, иначе фокус не получится. Вообще, раз он оказался разумный, можно применить способность Кармы к внушению. Заманить его в какой-нибудь сарай, откуда уже точно не сможет убежать. Кстати, интересно, а смогла бы Карма его убить со своей способностью, чтобы он сам свое сердце и отдал? Хотя… в этом смысла нет. Они сейчас просто сделают все быстро и без лишних заморочек. Так предполагал Николас и немного не учел, что могут возникнуть сложности. Вот к примеру, этот белый и пушистый может оказаться каким-нибудь людоедом, который заманивает детишек… Выйдет забавно. Охота на охотника. А вообще размяк парень сидя в своем кабинете. Совсем размяк.

Зайдя с другой стороны, он слушал, как мило болтает единорог с Кармой. Со стороны взглянешь, ничего странного. Просто волшебный конь и наивная девочка, которая увидела сказочное существо. Просто стой и умиляйся с картины. Вот только сказочка это была в темной, взрослой обработке. И не очень-то счастливым концом. 

Ник развязал веревки. Не просто случайные, какие под руку попались. Как раз самые для охоты. На концах веревок были прикреплены грузила, что помогает кидать дальше и закручивать на жертве. По ногам допустим. Что и собирался сделать Николас. Из-за тяжелых грузилов, закрутятся намертво и так просто уже не ускачешь. Главное не промахнуться. Можно, конечно, попробовать закинуть лассо на шею, но что-то Николас сомневался. что удержит здорового жеребца. Пока Карма все еще заговорила своего нового знакомого, Ник спустил веревку и начал кручить ее в руках. И так. С чего начать? С передних или задних ног? Да какая разница. Набрав хорошую скорость, Ник швырнул веревку. Не теряя времени, не глядя, достигла ли та своей цели, швырнул тут же вторую.

И не надо никаких внушений. Если сейчас сработает четко, то единорог тут же свалится с ног. Там останется одно точное движение Кармы. Один точный и уверенный удар.  Жертва даже не успеет среагировать и понять, что именно с ней произошло. Даже испугаться добром. А там уже дело за малым. Однако, если успеет встрепенуться, на этот случай Николас выбрасывает из своего кармана бутылку крови, которая тут же разбивается о мостовую. Тогда швырнем пыль в глаза, чтобы рогом не зацепил Карму.

Дайсы

Попадание по передним ногами
[dice=69696-1:100]

Попадание по задним ногам
[dice=50336-1:100]

На алый туман
[dice=21296-1:100]

+1

7

А вблизи он еще красивее. Реально красивее. Даже глаз радуется. Не будь у них таких обстоятельств, как сейчас, то Карма предложила бы единорогу выпить по чашечки кофе. Но, а почему бы нет? Он пахнет… зефиром? Или тягучей карамелью? А может быть сахарной ватой? В общем, чем-то таким, напоминающим детство.  Весьма необычный запах. Дурманный запах. Тот запах, который возвращает в девство. Интересно, а он так на всех действует? Или даже для самого единорога это будет чем-то новеньким? Он сам-то знает о своем чудо-пупер-супер запахе?

- Белый. – Вторит Кармела. – Тогда почему все говорят о розовом? Не понятно. Совсем не понятно. – Играет роль маленькой девочки, у которой всю жизнь была мягкая игрушка в виде единорога. – Белый… прям как вы. Наверняка пушисто белый. Мягенький. Такой мягенький, которого всегда хочется тискать. – О чем она говорит? Сама не знает. Несет чушь, лишь бы запудрить голову. – Белый… мне нравится.

Когда речь заходит о том, чтобы его потрогать, на удивление, но конь соглашается. Действительно соглашается!  Да что уж так! Он не только соглашается, но еще и окликается на ее руку, что повисла в воздухе, ожидая разрешения. Он сам касается мордой ее руки, позволяя его погладить. Гладит. Сначала мордашку, а затем гриву. Реально плюшевый! Очуметь не встать. Нет, она видела многое, но чтоб вот такое? Впервые.

- И вправду, плюшевый. – Удивленно произносит девчонка. – Мистер единорог, а от вас пахнет вкусными плюшками. Это у вас магия такая? Или все дело в белой пушистости? – Вопрос за вопросом. Она заставляет забыть то, что он видел всего пару минут назад. А именно – Ника с веревкой. И он забывает. Он теряет бдительность, целиком и полностью растворяясь в их разговоре. Возможно, она бы тоже забыла, если бы не задание поймать его, а вернее вырвать его сердце. – А что единороги любят больше? Кофе или чай? Есть много суждений на этот счет. Мне всегда казалось, что кофе… А вы, мистер единорог?  Вы что предпочитаете?

Она внимательно его слушала, даже старалась поддерживать диалог. Удивленно охать, ахать. В общем, вести себя как самый настоящий подросток-фанат единорогов. И у нее выходило. Это реально работала. Сама в шоке от своих внезапных открытий. Да ладно, она так умеет? Интересно, а Ник это тоже все слышал? Он тоже там немножко приофигел? Да и вообще, где он там застрял? Чего так медлит долго.

Стоило только про него вспомнить, как веревка обвила передние копыта, а затем и задние. Конь, неожиданно для себя, падает. Кармела пытается действовать моментально. Она берет камень, который так удачливо лежал рядом, и бьет того по затылку. Приложив максимум усилия. Нет, не для того, чтобы сдох, лишь для того, чтобы отключить его. Обходит его. Отходя подальше от рога. Мало ли, все же паранойя не дает покоя. Вдруг и вправду пырнет прям в живот.

- Николас, а он реально плюшевый на ощупь, ты прикинь! Как думаешь, его шкуру можно продать трижды дорого? – Интересуется жена. – Я б его себе оставила. Единорог в гильдии – это как антистресс. Вот щупаешь его и успокаиваешься. Ладно-ладно, я помню, что у нас есть кот. Животины и так хватает. – Делает паузу, изучая тушку. – Как думаешь, он нас не слышит? Или прикидывается? – Легонько носком пинает  копыту. – Нет, он прикольный. Но его рог меня очень напрягает. Может, сломаешь ему его? Ну, от греха подальше.

дайс

Удар камнем.
[dice=120032-1:100]

Отредактировано Кармела Йон (2020-05-11 19:12:31)

+2

8

- А.. Да... - она всё говорит и говорит, а он и рад будто. Слушать. На вопросы отвечает иной раз невпопад, иной раз выбирает третий вариант из двух предложенных… - Наверное, это всё вата, - в какой-то момент говорит Вейс, - сахарн..
Он замирает, осекаясь и прикусывая язык, во все глаза уставившись внезапно – словно кто-то не очень славный включил тот самый slow motion, о котором он не раз слышал как о самом подлом трюке пространственно-временных магов – на летящую прямо в него веревку. С грузиками! Кто вообще ловит кого-либо таким странным образом!

Стоп! Его что, кто-то ловит? Что за глупости…

Мысли о забавном случае про маленькую девочку, возжелавшую сахарной ваты в его присутствии выдулась внезапной паникой за стоявшую столь близко девочку постарше. А если в неё попадет?!

Он дёрнулся было в сторону, пытаясь заслонить, пусть это на деле и не требовалось толком. Успел только привстать на задние ноги, как по вскинутым передним прилетел жёсткий тычок, вырывая из горла жалкий хрип; хотел было шатнуться обратно, но и задние спеленали на раз. Он упал на мостовую, обдирая плечо и бок. Пахнуло хвоёй, лесом после дождя и кровью; сердито полыхнул серебристыми искрами рог. Как котёнка в полотенце скрутили: ни рыпнуться, ни дёрнуться, только и делай, что мявкай сколько душе угодно, а когтями – ни-ни.

Точно. «Когти».

Под рёбрами хрустнули, выгибаясь и прорывая белоснежную шкуру, «когтистые» лапы-ветки, изогнулись над ним причудливой каракатицей. И вовремя – он едва успел отбить прицельно летящий в голову камень.

Не то, чтобы ему это навредило сильнее, чем если бы метили в те же ноги, но сам факт!.. Такая милая девочка и такая… недобрая.

Вейс, конечно, частенько попадал в неприятные ситуации из-за некоторых, вероятно, свойств характера или, скорее, личности в целом, но никогда они – ситуации – не были… настолько странными. То есть, он понимал, что какие-либо причины к произошедшему есть далеко не всегда – иногда и кирпич на голову просто так упасть может, но с ним-то!..

«А девчонку всё равно жалко», - не к месту подумал Вейс, размашисто ударяя вокруг себя ветками., Паренька он, вероятно, тоже бы пожалел, но не успел разглядеть да побеседовать как следует. А зря. Может, что и прояснилось бы… и не было бы сейчас такого вот.

«Хотя, скорее всего, они просто хотят есть», - мрачно продолжил он оправдывать нападения детишек. На шалости попрошаек происходящее совершенно не походило. Если эти двое и хотели кушать, то им явно требовалось мясо. Ну… раз они устроили охоту в каменных джунглях.

…Единственно, что сделали лозы Вейса – чуть разогнали алый туман, появившийся чёрт его знает откуда. Впрочем, тут даже искать особо не придется…

- Кто вы?! Что вам нужно? – ветви остались ни с чем и единорог шустро подтянул их ближе , окружая себя шипами и подслеповато вглядываясь в туман. Его свет мерк в чужой магии, а вынужденная слепота заставляла чувствовать себя крайне неуютно.
«Какие нынче славные детки», - по хребту пробежали мурашки.

- Ребятки, вы вообще в курсе, что нападение на любое разумное существо – не самое лучшее, чем следует заниматься в этой жизни? - вложив в голос толику занудства бросил удочку дух, - Как и нападение на стражу. Пусть и не при исполнении.
Детки… А ведь его когда-то предупреждали о каких-то особо опасных подростках.  Умх. Кажется, в тот момент он всё прослушал… Отвлёкся, с кем не бывает. «Николас», вот, да, точно. Очень. Очень знакомо звучит! Кажется, некий Лас одно время промышлял вымогательством лайнов в этой части города…

- …Может быть, вам нужна помощь? – язык мой – враг мой, но эта фраза спрыгнула с языка сама собой, - если вы хотите есть, я мог бы вам помочь. С собой у меня все равно лайнов нет… Как и карманов, - он криво усмехнулся, - может, у вас проблемы в семье? Если хотите поговорить об этом – давайте поговорим. Зачем же так... кидаться. Или это – личное? – последняя мысль тревожит. Если это и правда просто потому, что у кого-то личные счёты с Вейсом – кому он мог успеть дорожку перейти?! – тогда разговор может обернуться совсем в иную сторону, которую он пытался представить.

+2

9

Видя, что его попытка увенчалась успехом, Николас не сдержал ликующего, пусть и почти беззвучного возгласа. Хватку рука не потеряла. Не заржавел еще. Он сделал шаг к жертве, выходя из тени, и невольно присвистнул от жестоких действий Кармы. Это так резко расходилось с тем невинным образом, который она разыгрывала секундой назад. 

Да у нас и так гильдия почти один сплошной зверинец, ─ Ник усмехнулся, слушая восторг Кармы. У них в Границах всякого отребья хвостатого и мохнатого полно. ─ Но согласен. Такого я бы не прочь и сам оставить. Жаль, что работа…

Они не успели толком обсудить свою добычу, как она предприняла попытки к сопротивлению. Прием очень даже активные. К счастью, Николас никогда не терял осторожности, даже когда казалось бы все уже в его руках. Как раз наоборот, в такие моменты нужно быть еще более бдительным. Отскочив назад и предупредительно дернув Карму, Ник успел уйти от ударов опасных ветвей. Тоже ведь не такой уж белый и пушистый зверек, как на первый взгляд кажется. Стоило только чуть зазеваться, лозы вполне могли и пронзить насквозь.       

Поняв, что достать никого не смог, единорог притянул к себе ветви, скорее всего прикрываясь ими словно щитом. Ник даже сам видел плохо в своем тумане, пусть четко и чувствовал местонахождение жертвы. Зато это мешало единорогу точно прицелиться. Не зря была перестраховка. Краем глаза Ник проследил, чтобы Карма находилась вне досягаемости лоз и тумана. Кажись ее тоже не зацепило.

Попытка сопротивления провалилась, теперь пришла очередь переговоров. Первый вопрос Николас оставил без ответа. Не то, чтобы он специально его проигнорировал. Скорее даже не услышал, погруженный в мысли о том, как же сейчас удачнее будет подобраться к единорогу. На втором вопросе Ник глухо рассмеялся. Нападение это еще самое безобидное, чем Йон занимается в своей жизни. А вот когда речь пошла про стражей, смех тут же стих. Могло показаться, что сей открывшийся факт напугал вампира, ведь это серьезная оплошность. Только следующая небрежно брошенная фраза тут же развеяла подобные мысли.

Ой… как неловко-то вышло, ─ произнес Ник, переглянувшись с Кармой. Нет, конечно же это в разы повышает важность работы. Со стражами и так отношения похерены, нет уже и Нокса радеющего за дружное соседство, а тут вам еще прекрасный повод точно войну развязать. Не очень хорошо. Однако сначала Стражам нужно еще узнать, кто причастен к исчезновению их плюшевого жеребца.

Да не бойся. Никто не узнает, ─ как бы успокаивающе произнес Николас. ─ Раз ты страж, то тем более никто не должен знать…

Ну ничего пока страшного и непоправимого не случилось. В уме Ник уже начал прикидывать, на кого можно свалить сей несчастный случай. Если «виноватого» найдут, то и вопросов никаких не будет.

Помощь? Да, нам нужна помощь, ─ голос Йона звучал вполне даже добродушно. ─ Ну… проблем пока никаких нет и мы очень надеемся, что ты нам их не доставишь. Так ведь? ─ какое-то зловещие добродушие.

Николас наблюдал за поведением жертвы и заметил то, что находясь уже достаточное время в тумане, она не поддавалась его воздействию. Это начинало напрягать. Расчет был на то, что начав задыхаться и теряя концентрацию, единорог уже не сможет защищаться. Тогда они довели бы уже дело до конца. И как теперь без особых рисков его достать? Он бросил взгляд на Кармелу. Пустить в ход план Б?

+2

10

Надвигающий туман помешал нанести точный удар. Кармела не знала, смогла ли она попасть по голове, оставалось только надеется, что жертва находится в бессознательно состояние. Не то, чтобы она была уверена, что все идет как по маслу, но что-то ее отвлекло от бдительности и как некстати, ведь жертва оказалось с большим сюрпризом.
Лозы – они могли и убить ее! Убить, черт возьми! Он вообще думал своим рогом? Ее? И убить? Такую милую, сахарную девочку? Рогатый-конопатый! Нужно было брать с собой лопату и вот так сзади нанести пару ударов, чтоб наверняка.

Николас дернул ее за руку, впервые она не стала на него орать. Он знает, как она ненавидит этого. Сегодня было исключение. Признает, помог. Но ведь помог себе, а не ей. Оба знают это.

- Да чтоб этот твой туман! Ни черта не вижу! Так и самой ноги протянуть можно. – Бурчит супруга, вместо того, чтобы отблагодарить за спасение. – Впрочем, когда у нас все шло по плану? Правильно. Никогда.

Йон отошла немного подальше, мало ли. Не лозы, так туман убьет. Жить все-таки еще хотелось. А тут еще ожившая жертва, что вдруг подала голос. Хрен ее знает, какие тайны она еще в себе хранит. Лучше быть куда более осторожной.

- Мы – дети. – Отвечает на первый вопрос Кара. - Сахарной ваты захотелось.  – Делает паузу. – Очень. Сильно. Захотелось.

А далее… далее куда более важные подробности. Стража значит. Вот так поворот судьбы. Чует сердце, что все пойдет через одно известное место. Все прохерили. Все, что можно было. На то они и границы. Сначала добиться чего-то годного, а потом за один момент все прохерить. Это талант. А талант, как известно, не пропить. Даже если очень хочется – не получится.

-… а если узнает, то подумает, что ему показалось. – Подхватывает жена Николаса. Ну а что? Свидетелей не оставляют.

Очень странно. Слишком. Сколько бы единорог не разговаривал, он все равно был бодрячком. От слова совсем. Его не вырубало. Он просто лежал завязанным олененком и предлагал помощь. ПОМОЩЬ, КАРЛ! Тогда, когда сам нуждался в ней больше всего. Нет, туман явно действовал на него как-то иначе. Ну почему день не мог пройти так же легко, как и начинался? Чтоб эти стражи перевернулись трижды в своих офисах.

- Помощь-помощь. – Вторит брюнетка себе под нос. – Веди себя тихо, вот тогда и поможешь. – Без эмоционально бурчит себе под нос Карма.

Уже и так понятно – вырубаться он не собирался. Йоны переглядываются. Им срочно нужен другой план. План Б. Что ж, на этот раз Кара попытается положиться на свои силы. Ну не может же он иметь на все противодействие? Разум… он  должен дать трещину. Она обязана попробовать.

Туман стал развеиваться. Теперь можно было хорошенько разглядеть не только копытного, но и он мог полюбоваться детишками.

Девчонка смело подходит к единорогу. Присаживается возле него на корточки, подносит руку и начинает его гладить смотря тому в глаза.

- Прости, мы так больше не будем. – Мило и нежно сообщает та. – Он просто испугался. Он немного болен. Нам и вправду нужна помощь…

Разговор, который должен отвлечь от других мыслей, от опасения. Он ей поверит, он проникнется к ней.

Глаза в глаза. Кармела пользуется внушением, постепенно погружая его в ложные воспоминания. Он даже не замечает, как меняется тема.

- На тебя напали. Ты не видел его лица, ты лишь видел огромную фигуру. Он сбежал.... Сбежал, потому что испугался, что облажался. Мы случайно тебя встретили. Подошли, чтобы помочь. Я даже стала тебе развязывать веревки, но ты дернулся от испуга… Ты все еще ищешь одними глазами ту фигуру, что только что напала… Тебя не покидает чувство, что он где-то здесь…

дайс

[dice=54208-1:100]

Отредактировано Кармела Йон (2020-06-29 20:05:37)

+2

11

Смешок из тумана поймал Вейса врасплох; единорог закрутил головой, пытаясь определить местоположение обидчиков, но увы и ах. Сделать это в таком запутанном состоянии было крайне сложно.

«Никто не узнает, не бойся», - единорог нервно повел ухом.
«А если узнает, подумает, что показалось», - доносится второй голос.

Сколько раз на него устраивали «охоту»? Обычно удавалось или договориться, или избежать неприятностей в прямом смысле – быстро бегать Вейс научился в первые же годы жизни. Сейчас ему вновь оставалось либо сбежать, – неким чудом, – либо смириться и предоставить «охотникам» желаемое. Скорее всего, рог.

Впрочем, городская жизнь на него неплохо повлияла все-таки. Местами, пятнами чернильными покрывая изнутри суть. Не душа, а яблоко, подточенное червяком.
Попробовать обмануть? Поддаться, чтобы ударить исподтишка? Дух чуть заметно сник. Даже если подобные думы и заглядывали в его головушку, это вовсе не значило, что он действительно сможет так поступить. Это было... подло. Низко. Однако существенно повышало выживаемость.

Вейс боль не любил. Он её ощущал так, как чувствовал бы любой живой организм, но всё равно несколько иначе, насколько дух успел в этом разобраться. Там, где человек чувствовал локально, Вейс ощущал всецело. Скажем, это как если бы удар мизинцем об угол приходился разом на всю ногу или тело. Вероятно, так.

- Да ладно, - отвечает дух, помедлив и собираясь с мыслями, - если вам что-то от меня нужно, вы ведь не можете знать точно, есть ли это что-то у меня или нет.

Он напрягается, чувствуя их приближение. Ветви лозы сверкают шипами, готовые вырваться в стороны.

«Да, нам нужна помощь», - действует на Вейса как доза хорошего успокоительного.

«Твою ж», - дух мысленно ругнулся, костеря себя за навязчивые вопросы. Но ничего не может поделать с тем, что прислушивается к «просьбе» с любопытством.

«Веди себя тихо», - девочка бормочет себе под нос, но Вейс всё равно слышит и чувствует, что да, лишние уши этим двоим действительно были бы лишними.

«Но не таким же образом!», - возмущению в отношении собственного поведения нет предела, но дух и правда замирает, чувствуя внутренние распри как никогда остро. Если нужно выбирать – своя жизнь или чужая – что будет выбрать правильнее?

Что? Ну…
Чужая важнее, так ли?

Внутри поднимается волна негодования, граничащая с ненавистью. К себе, к этим двоим, к чертовой работе и городу. А туман между делом расступается, выпуская две фигуры прочь. Девица храбро подходит ближе. А он… мог бы атаковать сейчас. Вейс ведь чувствует ложь в её словах. Все эти «больше не будем» сочатся ядом; «просто испугался» звучит как издевательство.

- Как… плохо лгать, - выдавил Вейс едва слышно, - в лицо.

Его будто ломает изнутри. Корежит, как старое дерево на сильном ветру.
Ее речь точно мёд. Патокой льется, дурманит разум, и все плавится и течет точно тот ручей в лесу.
Её прикосновения не вызывают отторжения.

- За чт... что, - Вейс испытывает боль. Не физическую. Но душевную. Искренне не понимает, почему так.

Почему обязательно надо лгать. Почему нельзя сказать правды, сражаться честно. Даже если им что-то нужно от него, зачем так юлить?
Забавы ради? Он пытался сопротивляться странной магии, пронзающей его насквозь, но не смог. И вот уже взгляд и правда ищет того, кто на него нападал. Кто еще рядом. Вейс всхрапывает. Тихо, тревожно.

- Ох. Будьте осторожнее, - вздрагивает единорог, - не понимаю, зачем ему я, но вам нужно срочно уходить. Вы можете оказаться в опасности, еще и из-за меня.

Девице рядом хочется верить, но что-то всё равно гложет изнутри. Рвется, хрипит, бьет копытом о землю, сбивая в кровь.

+2

12

По глазам своей ненаглядной Николас в легкую мог прочитать все ее мысли. Даже телепатией обладать необязательно. Все те красноречивые эпитеты, которыми она сейчас его покрывала. Ага, просто уже в реале слышал ее фразу «как всегда нихуя без меня ничего сделать не можешь нормально». Николас улыбнулся и вытянул руку в приглашающем жесте, мол милости прощу вас приступить к делу. Он ничего больше не предпринимал, лишь наблюдая за действиями Кармы. Если ее магия не проканает, будет совсем не весело. Козырей не осталось. И не хотелось кого-то еще из гильдии привлекать. Вариант с отступлением тоже не вариант. Наябедничает стражам и вообще хрен его достанешь. Даже если он их и не узнал, но стоит ему только описать нападавших, многие фишку просекут. Так что в любом случае дело надо довести до конца. Или состряпать ему амнезию на крайний случай.     

«Не знаем, говоришь. Есть, еще как есть. Не может не быть» ─ усмехнулся Ник.

Единорог не верил мягким словам Кармы. Пока не верил. Его лозы угрожающе поднялись и готовы были в любой момент атаковать Карму, как только она окажется в приделах легкой досягаемости. Напрягало. Ник чувствовал поднимающуюся в себе нервозность. Пусть и отрицая, но он на интуитивном уровне не хотел подвергать Карму любой опасности. Едва ли не на грани паранойи и помешательства. Потери никогда не проходят бесследно. Однако он все еще умел ждать. И не зря. С каждым словом взгляд жертвы начал меняться. Враждебность уступала растерянности. Не атаковал, позволил подойти, прикоснуться. Щелк. Сломался, поддался разум чужому вторжению.   

Ник не мог не улыбаться довольно, наблюдая за сей картиной. Как часто многие уповают на физическую силу. Только вот настоящая сила не в этом. Совсем не в этом. Мускулы становится совершенно бесполезны, когда твой разум в безнадежно расколот. Улыбка задержалась только на секунду. Николасу пришлось стереть ее со своего лица, чтобы влиться в сей разыгранный спектакль Кармы. Беспокойство. Волнение. Опасение. Вот что теперь написано на лице Йона. Сейчас он просто мальчишка с улицы, который оказался невольным свидетелем подлого нападения. Не только Карма здесь мастер лицедейства.

Но ты еще в большей опасности! ─ говорит Ник совсем другим голосом. 

Николас подходит к Карме и жертве. Сначала не смело, косится на лозы, будто бы боится, что они кинутся в него. Глядит на единорога, словно ищет подтверждение, что тот не пустит в ход свое грозное оружие и решается подойти ближе.

Не бойся только, ─ просит Ник, подсаживаясь рядом. ─ Я сейчас разрежу веревки, и мы уберемся отсюда подальше. Мало ли… ─ косится через плечо, слово боится увидеть кого-то опасного в переходе. ─ вдруг тот вернется.

Как говорится, если план идет по пизде, сделай вид, что все так и было задумано. Ник достает из сапога нож и пробует рукой, насколько крепко связали веревки ноги единорога. Кстати, а ведь вправду торгаш не соврал. Закрутились намертво, хрен так сразу распутаешь. Надо сделать заметку еще у него подкупить в другой раз.   

А пока надо решить, что делать дальше. Сразу второе внушение Карма сделать не сможет. Нужно немного подождать. Черт. Быстро свернуть дело не получится. Резать сейчас его опасно. Неизвестно, насколько крепкая шкура, но даже если получиться быстро убить, то все равно есть риск огребсти лозами. Даже чисто на умирающих рефлексах ебнет. А самое главное не хотелось бы повредить сам товар, т.е. сердце. И развязывать тоже не хочется.  Вдруг убежит, не догонишь же. Пусть Ник и шустрый, но не с жеребцом тягаться-то.

Эй. Ты же не бросишь нас? ─ с сомнением говорит Ник. ─ Нам бы… нам не хотелось оставаться одни. Мне кажется, он нас видел… ─ он делает паузу. ─ Вдруг он решил убрать свидетелей?

Ник все-таки режет веревки. Ничего. Николас прикинул, куда его можно завести. Во-первых, оттуда единорог уже не сбежит так легко. Во-вторых, пройдет нужное время и Карма сможет снова его зачаровать, а там Ник уже доведет дело до конца. А пока он освобождал от своих же плетей жертву и говорил. Однако Карма слышала в этих словах совсем другой смысл.

Мы тебя сейчас по тайным ходом проведем, /заведем его в западню/ Чтоб он нас точно не нашел, /где уже никто не найдет/ Кстати, когда мне плохо, милая рассказывает истории и становится легче. Тебе тоже поможет…/зачаруешь его еще раз и решаем/

Ник не спешит освобождать окончательно. Ждет, что единорог ему поверит. Иначе остается только один вариант. Рискнуть и прирезать прямо здесь.

Отредактировано Николас Йон (2020-07-01 15:40:54)

+2

13

- Не враги мы тебе, а друзья. Ты видишь в нас спасение. Мои касания вызывают невероятное доверие. Ты уже не сможешь сопротивляться. Ты будешь искать незнакомую тебе фигуру. Все время. Тревожно оглядываясь.

И ведь правда видит. Верит каждому слову. Слова как яд - проникают быстро, действуют эффективно. Это уже не кажется ложью. Поверит. Любому слову поверит. Больше не сможет сомневаться. Пока не сможет. Он чувствует себя в безопасности. Он чувствует себя спасенным. Ее рука нежно гладит гриву. Это не та рука, которая может нанести удар. Нет, не та. Кто угодно, но не она. Нежное касание успокаивает, дурманит. Он очарован ей. Внутренне сопротивление проигрывает. Больше нет сомнений. Никаких. Вообще.

Подействовало. Тревожный взгляд ищет того, кого нет. Кармела тоже подыгрывает. Оглядывает, беспокойно смотрит на мужа. Она боится. Действительно боится. По глазам можно прочитать этот страх. Продолжает гладить единорога. Всматривается, есть ли у него ранения. Не находит их. Наклоняется и прижимается головой к мягкой морде коня.

- Все будет хорошо. Мы тебя здесь не оставим. – Пытается развязать веревки, не получается, оглядывается на супруга. – Свет моей души, помоги, пожалуйста. Крепкие. Очень. Не в моих силах развязать этот узел.

Выглядит хрупкой. Даже через чур. Дрожащие пальцы пытаются помочь, но ничего не выходит. Все время оглядывается, словно ждет нападения. Боится. Точно боится. Словно ей удосужилась увидеть его образ, словно она уже с ним когда-то встречалась. Всем видом говорит, что больше не хочет здесь оставаться.

Николас прислушивается. Он тоже играет свою роль и играет довольно неплохо. В каком-то веке гордится этим гаденышам. Все-таки способный мальчишка, когда захочет. А главное как хорошо они вместе ладят. Естественно, никто этого не признает, но который раз, когда кто-то сильно лажает, то другой вытаскивал их из этого дерьма. Вот и сейчас, когда казалось, больше выхода нет – он нашелся, да еще и сработал как надо. Идеальная парочка. Каждый об этом знает, но всегда отрицают очевидное.

- Я видела его. И он меня тоже. У него жуткий взгляд. – Дрожащим голоском продолжает лукавить девица, помогая разобраться с веревкам, освобождая копыта. – Я боюсь. – Ее рука резко хватает руку Ника. Смотрит в глаза и дрожит. Он все правильно понимает.  Начинает упрашивать единорога не бросать их. Им не нужна телепатия, они  и так понимаю друг друга одним лишь взглядом.

А дальше звучит план. Она четко его слышит. В каждом его слове совсем другой подтекст. Кивает. Покорно соглашается со всеми словами. Помогает встать коню. Отряхивает его от пыли. Вновь гладит.

- Все будет хорошо. Мой родной знает дорогу, он не найдет нас там. Как только сможем затеряться от его взора, то все наладится. – Гладит морду. – Все будет хорошо. – Звучит так, словно она сама себя успокаивает. Конь чувствует, как дрожит ее рука и ему становится беспокойно за нее. Внушение действует правильно. Теперь самое главное все не испортить. Не произносить имен, которые могли бы напомнить единорогу что-то, что он мог знать про них.

Переглядываются с муженьком. Она кивает ему, что готова. Вновь оглядывается, убеждаясь, что никого нет рядом. Свидетели им и правду не нужны. Со стороны кажется, что она все еще боится ту фигуру, которая напала на коня. Роль сыграна на все сто. Этим двоим полагается Оскар за лучшую роль. И он будет. Будет в виде его сердца. Теперь уверенности прибавилось куда больше. Сила внушения еще никогда ее не подводила. Если жертва верит, то верит до конца.

- Мы не бросим тебя, только и ты нас не бросай. – Смотрит в глаза единорогу. – Нам с ним не справиться. – Чешет гриву, затем оборачивается к супругу. – Все ведь будет хорошо? /Только не лажать! Говори как можно меньше./ Путь будет длинным, да? /Веди его по самым замудренным тропинкам, чтоб он не смог найти дорогу обратно./ Нам стоит вести себя тихо, верно? /Не произноси имел и чего-либо еще, что могло бы вызвать какие-либо воспоминая./ Мы справимся./Я тебя убью, если накосячишь./

Отредактировано Кармела Йон (2020-07-02 09:49:43)

+2

14

Внутри духа – сумятица и беспокойный шум деревьев, давящий на рассудок, скалывающий края разума, подверженного чужой магии. Он её и чует, и видит – почти, словно лёгкое марево, а может, ему так и вовсе лишь кажется, - но поделать всё равно ничего не в силах.
Поддался, размяк, плавится, как глина в чужих руках, ловких, аккуратных, знающих, как и что, и куда следует нажимать.
«Там опасность», - напоминает Вейсу внутренний голос. Как-то хитро напоминает, невнятно. Подсовывает образы, смешивает их, путает.
А девочка его гладит, успокаивает, обещает спасти.

Его… мало кто обещал спасти. Вообще мало кто ему что-либо обещал, если уж на то пошло. Обычно это он… Везде и всюду. Подкупает.
Вейс всхрапывает; путы давят на ноги, не дают подняться. Он, может, порвал бы их, но сил не хватает. Странно так. Наверное, магические. Возможно, тот охотник специально для него их и приобретал. Но зачем, почему, да и что такого дух вообще мог совершить, кроме честной работы на стражу города?

«Все будет хорошо», - говорит девочка. И мальчишка рядом с ней – чудной, но такой же славный. Добрый.
Добрый?

Что они забыли ночью на улицах?..

Внутри всё качается, шумит громче и яростней.
Вейс чувствует себя крайне не комфортно; как-то странно, душно и жарко.

- Не брошу, - отвечает единорог. Вроде верно всё, а вроде и невпопад. Словно не сам говорит, а кукла вместо него. Но ведь тот, нападавший, и правда может вернуться. Тогда ребята действительно могут оказаться в опасности. Но даже если так... Почему тогда эта ситуация так скверно пахнет?..

- Тайный ход? – недоверчиво переспрашивает Вейс, кутаясь в чужие речи, точно в одеяла. Они вязкие, мутные, глушат его собственные мысли. Он чувствует себя так, словно его одурманили, опоили. Но в то же время – чудовищно правдиво.

«Мы тебя не бросим», - звучит ещё раз, теперь уже из уст девочки. Вейса словно изнутри ломает; он дёргается, будто от удара, но взамен чувствует свободу и её же страх. Её дрожь в руках на его морде, когда она касается вновь и вновь.

- Не бойтесь, - сдавленно произносит единорог, - я виноват перед вами, - по его ведь вине в опасности, правда что, - мне же и отвечать.

Лозы он не убирает, держит наготове; и они будто змеи, прорвавшиеся из его рёбер, чуть заметно шевелятся, переплетаясь и царапая шкуру острыми шипами. Его боевое умение – всегда болезненно не только для врага.

- Мне не плохо, - фальшивит дух, ощущая себя всё более дико; внутри него словно сжимается пружина, стягиваясь во тьму, окутывающую всю фигуру разом. Что-то… похожее… как раньше. Было ли с ним подобное?
Возможно.

Вейс поднимается, качает головой, чувствуя себя слабо. Подозрительно, будто что-то прицепилось и тянет силу, как пиявка кровь.
- Думаю, можете сесть на меня, - без сильных раздумий сообщает единорог, встряхнувшись. Путь, если он не близкий, можно сократить бегом.

Вот только мысль о том, что всё это неспроста и не то, чем кажется, не даёт покоя. Но и оставить их тут он не может. Какой же он после этого страж? Какой из него тогда защитник, если ни себя, ни их спасти не сумеет?

+2

15

Когда знаешь правду, знаешь человека, то не можешь не дивиться, когда тот в одночасье преображается. До неузнаваемости. Карма не умеет бояться. Нет, ей как любому другому живому существу видом страх, только она никогда ему не подается и не показывает. А сейчас все по-другому. Испуганный взгляд. Руки дрожат. Сама на себя не похожа. Другая. Впрочем, как и сам Николас. Другой. Возможно, если его кто-то увидит в этот момент из гильдии, ни за что не узнает в нем главу. Перепуганный оборванец с улицы никак не может быть тем, кто держит в узде целую шайку мерзавцев. 

Магия Кармелы действует безотказно. Потом их красноречие и лживая игра дополнили картину, сделав ее еще по-настоящему правдоподобной. Пока Карма успокаивает жертву, Ник окончательно разрезает веревки и снимает их с ног. Попутно вслух проклинает себя… то есть того подлого нападавшего, кто посмел на такой мерзкий трюк. Как же много в этом городе бесчестных и ужасных людей. Никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом…

Ник вздрагивает от неожиданности, когда Карма вдруг хватает его за руку. Говорит, что боится. И всем своим видом показывает, что хочет поскорее убежать как можно дальше. Прочь из этого места. Прочь от жестокого убийцы, которого сами же и выдумали. А как известно, у страха глаза велики. И этот страх наверняка передается жертву. Когда единорог подтверждает, что не бросит, Ник оборачивает на Карму с неким облегчением.

Вот видишь? Мы не останемся одни. Так что не бойся, ─ в успокаивающем жесте, Ник кладет свою ладонь на вцепившуюся в него руку. ─ Тем более, если мы будем вместе, то возможно тот мерзавец не решится больше нападать.

И хоть Николас так говорил, но сам же бегал взглядом, словно не верил своим же словам. Только лишь надеялся, что его озвученная мысль будет правой. Что им больше не придется встречаться с опасным человеком на этих улицах. А ведь он мог скрываться в каждой тени.

Не то, чтобы тайный… ─ отвечает Николас на вопрос. ─ Просто мы давно тут живем. На этих улицах. И знаем здесь каждый уголок и кучу лазеек…

Он резко оборвал свою речь, оставляя волю для чужих догадок. Словно и пояснять ничего не надо. Почему так поздно на улице и откуда они знают здешние ходы. Просто живут прямо здесь. На улице. И об этом просто не хотят до конца говорить. Практически не нужно особо врать. Дай зацепку и чужой разум сам составить идеальную версию и обманет самого себя.

Когда Карма своим взглядом вцепляется в Ника, он чуть ли не на физическом уровне чувствует яд ее невинных слов. Понимает. Прекрасно понимает. К сожалению, слишком хорошо ее знает, чтобы не понимать.

Мы справимся, ─ единственное, что Николас говорит. И пусть в этих словах не зашифровано какое-то тайное послание, однако для каждого имеет свое прямо противоположное значение. Одна монета, но какой стороной она упадет в эту ночь? Лозы все еще угрожающе нависают и похоже жертва даже не думает их убирать. Впрочем, это логично. Хотя крайне нежелательно. Ваще нежелательно. На нервы действуют. Поднявшись, единорог неуверенно стоял на ногах. Все-таки их попытки его угробить не прошли даром. Чувствовал он себя совсем неважно. Но даже в таком состоянии предложил взобраться на него, чтобы быстрее покинуть это место.

Николас посмотрел на героя с удивленным скепсисом. Неа. Пожалуй, он пас. Не хватало, чтоб унес их куда-нибудь не по назначению. Однако предложение заманчивое. И Ник глянул на Карму. Кому-то одному можно. Тем более там будет в прекрасной близости к шее. На всякий случай.

Я лучше на шаг впереди. Буду просматривать путь, ─ ответил вампир и бросил взгляд на Карму. ─ Возьми лучше ее на себя. Она слишком напугана, чтобы идти самой. Да и мне будет спокойнее.

«Спокойнее, что ты будешь под присмотром». Как Ник сказал, так и сделал. Огляделся и нырнул в переулок, совсем в другой, не по которому намеревался пройти единорог. Через пару мгновений обернулся и махнул рукой.

Пойдемте уже скорей.

+2


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [16.09 ЛЛ] В погоне за радужным пони