Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Да завалите вы хлебала, — Квадрагинтиллон говорил в приказном тоне, — на вас Герман смотрит!
(c) К. Д. Ротт

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [04.07 ЯХ] Тление


[04.07 ЯХ] Тление

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

ТЛЕНИЕ

4 июля года Ядовитого Хвоста. Час крысы

Лес Алойдав

Вейс, Эннио Малидетто

https://i.imgur.com/SwhHip5.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вдалеке гремел гром.
Пахло дождём и кровью.

Свобода Воли: нет.

0

2

В этот день густые облака над лесом резво перетекали в холодные капли дождя под нарастающий грохот трескающегося пасмурного неба. Шелест ветвей провожал скитальца, подпевая раскачивающимся на ветру негустым кронам, а от запаха сырости вперемешку с запахом железа нос путника так и свербил. Для Эннио этот день должен был стать самым обычным, но знакомый путь через лес от предгорья Хап до Валдена оказался... не столь знакомым. Пришлось заблудиться не в самых хороших частях чащи, чтобы выйти на нужную тропу. И вот, что вышло, то вышло: фэйри, весь в крови - своей и не только - с раненым молодым карликовым укоряющим грифоном в руках и ватрушкой в зубах, со взглядом, преисполненным эмоциональной усталости и раздражения от всего происходящего, продирался через ветви деревьев невнятно и недовольно ворча про себя.
Какой леший меня дернул спасать этого грифона? Он ни черта не лёгкий, а из-за проклятья его теперь не бросить тут умирать!
Эннио хотелось остановиться, передохнуть и поесть, но чувство - возможно ложное - настигающей опасности не покидало его. Он решил попытаться поесть на ходу, и - ура - первую часть плана, с кряком, выполнить удалось - еда достигла рта. Как же Малидетто пришлось невероятно извернуться на ходу для достижения своей цели, но вот нормально поесть из-за тяжелой ноши не вышло.
Ну что же, давай, придумывай, что делать... Позвать на помощь? Конечно, заодно ещё какого-нибудь монстра в догонялки пригласим поиграть. Магия... Что у меня есть? Огонь, который не заметят... и контракты. О да, надо бы с грифоном контракт заключить, пожалуй. Сейчас-сейчас, минутку, только на бегу достану бумагу и нашатырь для грифонов. - хоть как-то спускал на себя злость фэйри. - Нет, надо остановиться. Если монстр бежит, то нужно будет либо отогнать его, либо... отогнать. С ранами, хоть и небольшими, биться не стоит.
Приняв, наконец, взвешенное решение, Эннио остановился и положил увесистое тельце грифончика на уже сырой мох, после чего мигом обнажил меч-перо, всё также держа ватрушку в зубах, словно позабыл о ней. Зрелище, стоит заметить, очаровательное: взмокший под дождём цветастый коротышка, в пластинчатых доспехах с латными перчатками на руках и походным рюкзаком за спиной, весь в крови, стоит с ватрушкой в зубах и мечом на изготовке для колющего удара, словно охраняет птенца. Увидь так Эннио кто-нибудь из знакомых, никто бы и не поверил в существование столь забавной и столь неестественной для фэйри картины.
Ну-с, ждём.

Отредактировано Эннио Малидетто (2020-05-01 05:29:06)

+3

3

Единорог вылетел из-за деревьев белой стрелой; скакнул высоко, взмахнув хвостом-плетью, освещая дорогу перед собой сиянием рога, запрыгнул на валун, сбрасывая сонный лишайник и мох вниз. Радость свободы сдуло холодным потоком ветра, смешанного с начинающимся ливнем: внизу, буквально в десятке шагов, застыла чья-то крохотная фигурка, притягивающая взгляд не только пёстростью и снедью в зубах, но и запахом опасности и тревоги вокруг.
* * *
Солнце уже давно спряталось в кронах деревьев, а Вейс ещё долгое время валялся на прогретом и уютном песчаном холмике посреди лесной глуши. Была бы его воля – он бы тут и остался, да корни пустил.
Воздух был тяжелым и душным. Парило. В кустах потрескивали, переговариваясь, сверчки. Спрятавшись в ветвях гигантского дуба, тревожно скрипела какая-то птица: говорила, быть беде.
Вейс встряхнулся, поднимаясь с колен. Качнул носом в сторону. Ступил вперед; шаг за шагом, степенно ускоряясь и срываясь в бег. Ему было всё равно, куда, лишь бы рядом царила тишина. В последнее время то, что казалось поначалу хорошим и правильным, душило и давило на его всё больше. Люди, фэйри и монстры – их жизнь кипела, бурлила, раскачивалась тонким листиком на верхушке пихты. Слишком сильным было их желание жить. Слишком сильно было его желание помочь каждому, кто попал в беду. Не дать листочку сорваться, а сорванному – улететь.
Ему просто нужна была… передышка.
Но лесу было всё равно. Лес уже вёл его по тому пути, который было не изменить. Вел быстро, ускорял, заставлял задыхаться от странной эйфории, всё больше захватывающей его естество, бьющей ветками кустарников по ногам и груди, прячущей листья в гриве.
Он не сразу понял, что гроза пахнет кровью.
«Быть! Быть беде!», - эхом скрипнула чернильная птица, расплывающаяся пятном в памяти.
* * *
…И грифон! О, дух уже встречал этих странных созданий, спасенных тьмой. Странная парочка – мимо он бы при всём желании пройти не смог, даже если бы ему самому эта встреча грозила бы гибелью.
Единорог легко спрыгнул с камня, молча приближаясь.
Черное небо над ними устало ворчало, дыбилось, грозилось развалиться на куски. Трещало по швам злыми белесыми змеями.
- Позволь помочь, - выдохнул единорог, скользнув взглядом по двуногой фигурке – человечек? Монстр? Фэйри? Все равно, – и остановившись на зверьке. Он, конечно, понимал, что может значит дрожащее напряжение и общая потрепанность этих двух; понимал, что может спровоцировать нападение на себя. Понимал, но ничего не мог поделать.
Ему… до одури, до трясучки хотелось исцелить малыша.
Картина обещала наполниться большей фантасмагорией; не закончив фразы, единорог резко извернулся, вспарывая себе брюхо рогом так, словно проделывал такое не единожды; впрочем, так и было. Даже вспышка жгучей боли не помешала Вейсу ухватить зубами нужный корешок и вытащить его на свет, не обращая внимания на кровь и шум где-то сбоку.
Кто-то приближался.
И довольно быстро.

+1

4

Эннио выжидал хищного монстра и был настроен на непродолжительный бой. Он слышал, как что-то неслось к нему, приближалось. Ситуация медленно, но верно становилась всё более и более гнетущей – фэйри даже позабыл о ватрушке, не покидавшей его онемевшей челюсти. Но вместо хищного монстра перед ним оказался... жемчужно-белый единорог. Спрыгнувший с раскатами грома зверь чуть не рассмешил Эннио - стоит признать, это появление было хорошей аллюзией от самого мироздания на известную многим пословицу "у страха глаза велики". Но до смеха дело не дошло – были слышны звуки уже другого приближающегося зверя.
Позволь помочь, - произнес, к удивлению фэйри, единорог, после чего резко и неожиданно вспорол рогом своё брюхо.
- Фм-фы-фы-фы!? (Ты что творишь!?) - пытался выкрикнуть Эннио, но предательская еда не покидала его рта.
Он решил самоубиться, да? Как мне это поможет!? Это же, наоборот, лишь зверя привлечёт!
И тут, в этот миг, Эннио осенило. Он резко вонзил меч-перо в землю и обнажил второй меч, одноручный, с инкрустированным в него чёрным турмалином. В тот же момент меч, почуявший дичь, разразился животным угрожающим рёвом голодного зверя.
На протяжении всей этой фантасмагоричной сцены лицо мальца нисколько не дрогнуло - ни тогда, когда на него выпрыгнул единорог, ни когда тот вспорол себе живот, даже возмущение не заставило лицо проявить хоть капельку испытываемых фэйри эмоций. И, до кучи, под рёв меча, как ни в чём не бывало, Эннио вытирает свободную руку об одежду, достает из кармана платок и, захватив платком ватрушку, начинает неспешно её поедать.
Буду надеяться, что запах дичи и рёв отпугнут преследователя... Но что это за говорящий единорог?
Дав мечу порычать, не прекращая есть и пристально смотреть на незнакомца, Эннио убрал клинок обратно в ножны, после чего, явно не спеша, прервал трапезу и, облокотившись о воткнутый меч-перо, несколько флегматично для раненного в беде, басом спросил:
- Ты кто? Фэйри? Или у тебя, просто, метка в гриве? Тебе помочь чем-то? Ты зачем себя вспарываешь? И ещё куски странные от себя отрываешь...
Услышав слабый писк, фэйри встрепенулся и отвлёкся.
- Во Имя Фроа и Воли! Точно ж! Грифона нужно спасти, а то проблем не оберёмся!
Кхм... теперь мне спасать И грифона, И единорога... Замечательно.

+1

5

Над головой оглушительно застонали тяжелые комья туч; накрапывающий прежде дождик явственно грозился рухнуть с неба единой волной, подминая под себя всё живое в ближайших окрестностях. Грохот сверху замял попытку булочки поговорить через чужой рот… или все было в точности наоборот?
Укоряющий грифон с осуждением заглянул в глаза Вейса, порождая волну стыда и неловкости. «Сейчас, сейчас», - заволновался единорог, опомнившись, силой заставляя себя оторвать взгляд от маленького и скоситься на «того-что-постарше»; из пасти Вейса свисал пучок саайской травы и милн – в совокупности смесь из них должна была остановить кровотечение, обеззаразить ранки и, заодно уж, поспособствовать скорейшему их зарастанию. Конечно, можно было бы и просто наколдунствовать волшбой, но это было чересчур утомительно… и не так интересно.
- Фейфяс, - почти твёрдо повторил единорог; грифон тихонько и с какой-то ужасной обреченностью, словно не веря в силы окружающих, закурлыкал. Вейс, который по-своему понял возмутительное (а как же иначе?) фыфкание розоволосой… сого… пацанёнка (?!), спешно зажевал травы, чуть не подавившись от взрыкнувшего, а после завопившего с невероятной силой меча.
На мгновение Вейс напрягся, во все глаза уставившись на артефакт и его владельца, как ни в чём не бывало уминающего булочку за обе щеки. Но, поскольку рёв стали остался без каких-либо телодвижений, то, наверное, так было задумано изначально и ничего дурного в происходящем не угадывалось. Самоубеждение, всё-таки, страшная штука, как ты её не крути.
Вейс медленно жевнул целебную смесь.
И застыл, сражённый басом, которым заговорила… заговорил… этот странный ребёнок. Хотя какой там ребёнок!
«Фэйри», - уверенно решил Вейс. Не знаешь, с чем имеешь дело и оно похоже на человека – точно фэйри. Монстры все-таки выглядели более звероподобными в большинстве своём.
Кажется, розовую голову терзали те же сомнения и на его счёт.
- Фух я (Дух я), - пояснил Вейс, качнув хвостом и тихо радуясь, что орущий меч прекратил свой победный рёв. Ответить на другие вопросы в настоящий момент было проблематично, по крайней мере, пока его рот был занят травами. Поэтому он всё-таки – пусть и немного опасливо – приблизился вплотную к этой странной компании и склонился над грифоном, припав на передние ноги и ткнувшись мордой в пернатую тушку. Дальше уже было дело техники. Хотя руками, конечно, такую работу выполнять было бы проще, чем тем же языком… но это уже мелочи.
Рог Вейса слабо засиял, прогоняя тьму и холод. Из соседних кустов вылетела черная птица, напоминающая живую чернильную кляксу. Взлетела и пропала, рассеявшись туманом.
- Нет у меня метки, - проворчал единорог, чуть заметно морщась от дырки в боку – та немного сквозила и он поспешил коснуться рогом и её, направляя крохи целительной энергии куда нужно, чтобы ничего лишнего не вывалилось. Дырка затянулась на глазах, оставив после себя горьковатое послевкусие и небольшую мигрень.
Грифон распушился, угрюмо посматривая на спасителей.
Вейс испытал подобие облегчения, опускаясь на землю рядом с ним.
Хотя лучше было бы, конечно, поискать иное убежище, получше, чем раскидистая ель. Сюда вода почти не попадала, но все могло измениться в любой момент. А с другой стороны – где ты такое сейчас найдешь? Ещё и запах крови в воздухе… Выглядит как зловещее предзнаменование. Учитывая, что вообще может вылезти на просторах мира по ночам…
- Я это… - поняв, что пояснять свои действия все-таки придется – в конце концов, его никто не просил о помощи, может, и не требовалась она им, может, сами хотели справиться! Кто его знает – Вейс прижал уши к голове и выгнул хвост дугой, смущённо посмотрев на всё-таки пацаненка.
- Лечу так, - замявшись, выдавил он и тут же, спохватившись, перешел в наступление:
- И это не куски, - нахмурившись, уточнил единорог, - это целебные травы и мох, они обязательно помогут. Так что мне точно помощь не нужна. А вот что вы делаете в моём лесу, – немного приврать еще никогда не было лишним, - в столь позднее время – другой вопрос! Ещё и в подобном состоянии!
Вейс покосился на грифона. Тот, вроде, был в норме, хотя отдохнуть ему было не лишним.
- Ему будет лучше через пару минут, - смягчившись, сообщил он, - раны не столь ужасны, как видится со стороны. Кстати, вы ведь в курсе, что на вас кровь? – встревожился единорог, взглядом простеца пытаясь поймать выражение лица розовой-головы. Внутри кольнуло одобрением, - я мог бы и вас подлечить. Если нужно.

Отредактировано Вейс (2020-05-05 10:43:06)

+1

6

- Фух я.
Первый ответ, конечно, немного заставлял задуматься Эннио о том, был ли он вообще ответом или своеобразным восклицанием. Но вопросы были отложены на потом - первым делом нужно было залечить грифона. Но похоже, что единорог уже подошёл к грифону, дабы залечить пернатого, словно изначально только ради этого и прибыл.
Дух значит... Будем надеяться, что он без фанатично-радикальных идей... - пока фэйри размышлял об этом, рог неизвестного духа засиял.
- Нет у меня метки, - ворчливо произнёс дух, после чего, коснувшись рогом бока, волшебным образом залечил свою свежую рану.
Единорог, к удивлению Эннио, относился к проклятому грифону довольно трепетно - дух явно спасал это создание не из страха перед проклятьем... а почему же этого маленького монстра спасал сам фэйри? Не вмешайся он в тот момент, смерть грифона и следующее за ней проклятье не несли бы ему никакой угрозы.
- Я это… - неожиданно единорог решил отвлечь от размышлений Малидетто. - Лечу так, - и тут вдруг незнакомец пошёл в наступление, словно стыдясь того, что начать пришлось с оправданий. - И это не куски, это целебные травы и мох, они обязательно помогут. Так что мне точно помощь не нужна.
Эннио всё так же облокотившись внимательно и безэмоционально внимал.
- А вот что вы делаете в моём лесу...
Слово "моём" проняло бледное "фарфоровое" лицо фэйри: брови поднялись и встали "домиком", а что выражал взгляд - загадка; это был то ли удивлённый взгляд, то ли сочувствующий, то ли выражал невербальную издёвку, то ли наоборот.
- ...в столь позднее время – другой вопрос! Ещё и в подобном состоянии!
Эннио молчал, словно обдумывал всё сказанное. А единорог тем временем продолжил, уже более спокойным тоном:
- Ему будет лучше через пару минут, раны не столь ужасны, как видится со стороны. Кстати, вы ведь в курсе, что на вас кровь?
Странное выражение сошло с лица, словно его там и не было. Эннио пробежался взглядом по себе, чтобы понять, а серьезно ли он ранен. Крови было много, но, по большей части, не его.
Так, это легкая неглубокая царапина, раз. О, эта поглубже, два. А где сильный порез? Помню, больновато было...
- я мог бы и вас подлечить. Если нужно.
Эта фраза сбила Малидетто с колеи. Единорогу то было неловко, то он пытался занять резко-доминирующе-гневное положение в разговоре, то он успокоился, то стал другим "человеком". Эннио, не совсем понимая, с кем он имеет дело, снял с себя рюкзак и начал копаться в его карманах, в поисках бинтов и обеззараживающего.
- Раны по мелочи. Наверное. Я не эксперт. Наёмническим и охотничьим промыслами не занимаюсь, но немного в них разбираюсь. Так-то я торговец скорее, чем врач или вояка. Но слова Ваши меня поразили. Не ожидал встретить столь смелого духа этих лесов, что заявляет о своих правах на него, не боясь воли Святой Питы.
Достав бутылку с крепким алкоголем и бинты, фэйри начал потихоньку обрабатывать и перевязывать найденные раны, снимая части доспеха и складывая их в рюкзак.
- Что же до дела моего в лесу... Иду к Валдену и собираю некоторые травы по дороге - ганалт в Предгорье уже добыл...
Вопрос про состояние фэйри решил почему-то пропустить мимо ушей, словно его и не было вовсе.
- Кстати, можете помочь? У меня на спине где-то... - на этих словах Эннио снял верх доспеха вместе с кольчугой и перешёл к окровавленным поддоспешнику с рубахой. - ...должна быть неприятная глубокая рана от когтей? Я, возможно, ошибаюсь - не то, чтобы часто меня в спину ранили...
Фэйри оголил неожиданно поджарую спину с глубокими рваными ранами от крючковатых когтей виверны, из которых потихоньку начала идти кровь. Взглянув на разодранные элементы брони, Малидетто произнёс:
- Удивительно. Похоже, я не зря потратил на это деньги, раз сейчас тут ещё живой стою. Ну, насколько там всё плохо? Поможет? - Эннио протянул бутыль с алкоголем и бинты. Было заметно, что фэйри уже успел принять обезболивающее на основе виландеса, иначе бы таким спокойным не был. - Если там достаточно обеззаразить и обмотать, то мне с этим пригодится помощь - из-за боли не выходит руки за спину отвести. Тут даже виландес не помощник.

+1

7

Между делом Вейс скосился на грифона. Монстрик угрюмо пялился в ответ и, по ощущению единорога, был не слишком-то доволен всеми этими целительно-спасательными махинациями со стороны всяких там духов и (предположительно) фэйри. Но, как бы то ни было, гибель ему теперь точно не грозила. Пусть, действительно, отдохнёт и летит уже по своим грифоньим делишкам… Интересно, кстати, как эта веселая компания из розовой-головы и угрюмца образовалась. Может, спросить напрямую? Но зачем…
Единорог перевел взгляд, успев заметить скорую смену выражения лица собеседника. Наклонил голову, чувствуя, как внутри бездумно барахтаются осколки мыслей, вываренных желанием угодить и заботливостью. И, пока фэйри – пусть будет фэйри – проводил уточняющие исследования самого себя, следуя вопросам Вейса (надо же! Даже противиться не стал), сам же внезапно осознал, что оно опять и снова умудрилось незаметно повлиять на его поступки и решения. Или «они». Не суть.
Но ведь… и не бросишь же тут… Если можешь сделать чуточку лучше?
- Торговец, - повторил Вейс вслед за розовой-головой, - и не вояка… Под самую ночь в самую чащу и заявляет о моей смелости, - он «улыбнулся», качнув хвостом и поднимаясь на ноги вновь, - я отнюдь не столь смел, но я часть леса бо́льшая, чем любимцы Питы. И остальное мне не интересно… - Единорог наблюдал за тем, как парнишка стянул с себя верхнюю часть кожи… то есть, одежду, это ведь так зовется. И совершенно без опасений развернулся к нему спиной. Неприятно запахло спиртом.
«А если бы я был монстром-притворой?» - фыркнул Вейс, мысленно удивившись, но лишь сделал свет ярче.
Дождь усиливался.
Небеса подсвечивались изнутри белоснежными вспышками, будто бы затаив дыхание перед тем, как громыхнуть над миром чистейшей своей яростью.
Дерево, под которым они устроились, то и дело стряхивало холодные капли вниз.
- Вы многое знаете о травах, - спокойно протянул единорог и осёкся, уставившись в кровавый росчерк когтей. Вейс с сомнением взглянул на бинты в руках мальца, подавив в себе желание съязвить, абсолютно недостойное для светлого создания вроде него, а потом наклонился вперед, щекотливо провел мордой вдоль ран, изучая и практически не касаясь... чтобы внезапно провести языком. В конце концов, во рту все ещё оставалась целебная смесь. А прочее можно и стерпеть.
- Когда действие виландеса сойдет на нет, будет весьма неприятно, - продумав, сообщил он, наблюдая за тем, как плоть в разорванных местах покрываются крошечными пузырьками-пеной, выплёвывая заразу,- но вообще… обычно вы такие раны зашиваете, - припомнил Вейс, - я мог бы помочь магией, но нужна передышка, - грифон недовольно пискнул со своей стороны, словно чувствуя косвенное внимание к собственной персоне, - а перемотать, чую, надо уже сейчас, а то ваша красная вода иссякнет. У вас ее, мне кажется, не так уж и много, чтобы разбрасываться.
-…ну и ходить в одиночку за травами в подобные места… О чем в только думали?
– …не удержался он, подхватывая бинт зубами и неловко пытаясь его приладить к спине так, чтобы перекрыть потрёпанный участок. Нет, ну серьёзно! Такие вот напарываются на всякое всяким, а ты потом беспокойся за них половину жизни.

+1

8

- Торговец, и не вояка… Под самую ночь в самую чащу и заявляет о моей смелости... - Эннио постоянно забывал, что некоторые совершенно обыденные для него вещи остальным такими не казались. - ...я отнюдь не столь смел, но я часть леса бо́льшая, чем любимцы Питы. И остальное мне не интересно…
Малидетто не заставил себя долго ждать с ответом:
- Мой случай совсем не про храбрость. Он, скорее, про отсутствие страха... Часто путешествую, и ночные переходы - не редкость. Некоторые расстояния, занимающие половину дня иногда могут и весь день занять... А про любимцев Питы Вы это зря... - Эннио осёкся, словно чуть не взболтал что-то лишнее. - Впрочем, лучше надеяться, что вы будете Пра́вы даже в неПра́вде. Ведь именно такая Правда каждому важнее всей остальной.
Фэйри неожиданно стал необычно изъясняться, ставя акценты в словах и придавая им смысл близкий к исходному - для изучающих проклятья такие конструкции речи были бы не вновь, а вот незнакомым могли б и чудаковатыми показаться. Эннио никак не мог отучиться от таких оборотов, поэтому, чем дольше он разговаривал, тем чаще эти обороты возникали.
- Вы многое знаете о травах, - спокойно произнёс единорог.
Эннио немного поразмыслил и ответил.
- Разве? Это ж просто ганалт - детектор магии и средство от проклятий. Когда-то даже брошки из этого цветка в моде были из-за своего мерцания.
Дыхания единорога фейри на своей спине не почувствовал из-за виландеса, но как только по открытой ране провели языком, Эннио охватило неприятное и немного мерзкое чувство, пробирающее с головы до пят.
- Когда действие виландеса сойдет на нет, будет весьма неприятно, но вообще… обычно вы такие раны зашиваете...
Эта новость не обрадовала Малидетто от слова совсем.
Не было проблемы, так подай. Тратить время на лечение ещё...
- ...я мог бы помочь магией, но нужна передышка, а перемотать, чую, надо уже сейчас, а то ваша красная вода иссякнет. У вас ее, мне кажется, не так уж и много, чтобы разбрасываться.
Ощущения были вполне себе сносными, голова ещё не начала кружиться от потери крови, а Эннио задавался вопросом "почему так?".
Судя по всему, тот дорогой тугой поддоспешник спас меня, пережав область, вокруг ран. Не стоило его снимать... Ну, хоть перевяжем всё сейчас - уже что-то.
- …ну и ходить в одиночку за травами в подобные места… О чем в только думали? - подытожил единорог и был в чём-то прав.
- О чём думал? - совершенно спокойно переспросил фэйри. - О невозможности пересечь лес днём. У предгорья меня разыскивали те, кто сказал бы, что наша встреча - судьба. Я бы предпочёл избежать их общества по не очевидным - или очевидным? - причинам. Выбор был непростой: шанс встретиться с теми, кто жаждет твоей крови, или с теми, кто жаждет твоего рассудка. Учитывая то, что я решил пойти ночью в лес, Вы можете понять, чего именно у меня не хватает.
Эннио по инерции, не без помощи единорога, перевязывался, и вдруг решил спросить:
- Каков план? Есть ли у Вас место на примете, где грозу переждать можно?

+1

9

Незнакомец многое знал, о многом умалчивал, но, по крайней мере – так казалось духу –  не заговаривал ему зубы. Не то, чтобы Вейс так уж замечательно разбирался в извечном противостоянии жрецов лжи и правды, но уверенность и спокойствие в голосе говорившего оказывали на него умиротворяющее воздействие. В некотором смысле, как существо далёкое от реалий большинства сказочных жителей, ведущих жизнь более или менее социальную, чем какой-нибудь горный отшельник, дух был более диким зверем, невзирая на разумность.
На него всё накладывало свои отпечатки.

- Должно быть, вы сильный колдун, - отметил дух, ненароком подталкивая розовую-голову мордой в спину; затягивать бинт для него было в новинку и не очень-то удобно.
- Или просто сильны, - вроде, вот так правильно. Теперь вот сюда и как-то это дело перекрутить.. Хорошо, все-таки, иметь руки. Вон как малец ловко управляется.

- Я не могу отвечать за правду или неправду, я всего лишь часть леса с мнимой свободой, - тихо буркнул Вейс, оттягивая бинт в заключительном штрихе и сжимая его зубами, пока малец как мог завязывал белые ленты.

- Неподалёку есть одна пещера. В овраге, меж камней. Раньше там, может, и жил кто-то, - припомнил Вейс, - но сейчас даже вход зарос сорняком. Там сухо и можно переждать непогоду. Вы сможете идти сами? – наверное, сможет. Как-то же до этого чудное создание передвигалось и весьма активно. Даже грифон на руках не особо тому мешал.

- Вы фэйри? – с долей интереса всё-таки спросил Вейс, переступая с ноги на ногу, - или человек?

Большую часть времени он проводил в лесу, иной раз выходя к крупным селениям или деревням, но крупные скопления населения его, как ни крути, пугали более, чем успевали заинтриговать. Различий между всеми видами он улавливал далеко не всегда.

Сверху вновь полыхнуло, разрывая небо яростным изломом молнии; совсем над их головами, спустя несколько мгновений, взревели облака. Если поднять сейчас голову и всматриваться в тучи, то, наверняка, можно было заметить беснующихся элементалей. Но то было высоко… абсолютная иная жизнь.

+1

10

Эннио притуплённо ощущал подталкивания в спину от своего нового знакомого незнакомца – фэйри зачастую злился сам на себя за тупую манеру не спрашивать у других их имена – роскошь непозволительная для специалиста по проклятьям. Чтобы подсобить своему новому товарищу, Малидетто начал понемногу вращаться вокруг собственной оси, помогая тем самым перевязать себя потуже.
- Должно быть, вы сильный колдун, - немного ошарашили слова единорога. - Или просто сильны.
Он это из-за моих ночных переходов?
- Сильным колдуном я скорее раньше был, когда в Гильдии Учёных состоял. Если про физическую силу говоришь - воин я сносный, не более. В Гильдии Стражи обучался около века назад... как видишь, навыки по сей день пригождаются...
В голове фэйри пролетела вполне себе логичная мысль: "мне определенно нужен наёмник-телохранитель".
Тут Эннио неожиданно бодро для раненного подпружинил на месте, упёр руки в бока и, смотря куда-то вдаль, вглубь пасмурного неба, энергично, чуть ли не радостно, произнёс:
- Как же я прожить умудрился-то до сих пор!?
Но тут словно плохая мысль пронеслась в голове, сбив весь новообретённый настрой на нет.
- Ах да, я был более осторожен и расчетлив...

- Я не могу отвечать за правду или неправду, я всего лишь часть леса с мнимой свободой.
Слова единорога несколько удивили Эннио.
- Как это, не можете отвечать за правду или неправду? За правду или неправду отвечает всё живое. Заяц, считающий себя опасней волка, отвечает своей жизнью за свои заблуждения. Или Вы хотите сказать, что Вашей вины не будет, коли мне солжёте?
Фэйри усмехнулся. Он явно задал риторический вопрос, совсем не стараясь ни задеть, ни спровоцировать спор.
- А замечание про мнимую свободу неожиданно слышать от духа. Вы несвободны?

У единорога был план, и это не могло не радовать потрёпанного фэйри.
- Неподалёку есть одна пещера. В овраге, меж камней. Раньше там, может, и жил кто-то, но сейчас даже вход зарос сорняком. Там сухо и можно переждать непогоду. Вы сможете идти сами?
Эннио ни секунды не потратил, чтобы с уверенностью сказать:
- Конечно. Только грифона как, оставим или с собой заберём? Вам, как духу леса должно быть виднее: природное к природному, или тут уже другая ситуация, и мы должны ещё сильнее помочь ему?

- Вы фэйри? Или человек?
Единорог всё продолжал и продолжал удивлять Малидетто. Даже люди в своём мире не признавали в нём человека... хотя, духа-единорога можно понять. Возможно, он не настолько часто видел людей, чтобы отличать человекоподобных фэйри от них.
- Фэйри, конечно же. Кстати, зовут меня Эннио. Эннио Малидетто.
Стоило Дьяволу полностью произнести своё имя, как небо, под раскат грома, озарила молния. От столь глупого драматического совпадения фэйри чуть не расхохотался.
- А Вас как зовут?

+1

11

Воин сносный…
- А по вам и не скаж… - единорог осекся, замолчав и понимая, что только что ляпнул ту ещё глупость. В общем-то, если существо так или иначе может за себя постоять (пусть и не совсем бескровно, судя по практике), то оно явно знает свои возможности. И умеет ими пользоваться. И будь оно слабым, вряд ли бы выжило в ночное время даже на улице большого города. И уж совершенным верхом идиотизма было судить по внешности. А ведь он, Вейс, именно так и поступил.

Как же стыдно.

- ...Извините, - тем более, «около века назад». Век, кажется, это довольно много. Больше, чем самому Вейсу будет.

Единорог прижал уши к голове и лишь чуть заметно вздрогнул, когда «сносный воин» вдруг подпрыгнул на месте, приняв странную позу.
Наверное, этому парнишке все вокруг докучают подобным образом. И хоть очередная порция вопросов так и норовила сорваться с языка, Вейс всё-таки попридержал коней. Только переступил с ноги на ногу, бросив взгляд на дальние кусты, в которых что-то тихонько хрустнуло веткой.

- Вы меня немного запутали, - тихо отметил он, встряхиваясь от внезапного оцепенения, вызванного непониманием мысли собеседника. Всё-таки с немыми да неразумными созданиями было проще, а именно с ними единорог и предпочитал иметь дело большую часть времени, - но я не лгу, - тут он вновь задумался, переваривая. Нахмурился по-своему и продолжил: - то есть, наверное, думаю, что не лгу… Ну и пусть. Я точно уверен, что готов встретить любое последствие чего бы то ни было, особенно, случившееся по моей вине. Если такое когда-нибудь возникнет, - тут он вновь замолчал, чувствуя, что вот-вот и корешки, замещающие ему извилины в голове, пересохнут от усердия непривычной работы мыслительного процесса и сломаются напрочь. А ещё он ощутил приятную тёплую волну благодарности к этому встречному, заставившему его озвучивать такие сложности. В конце концов, о подобном он, честно признаться, раньше и не задумывался.

Вейс шагнул к грифону, склонился над ним и без лишней нежности и аккуратности сцапал за холку зубами, поднимая и перемещая к себе на спину. Зверек тут же вцепился в шкуру когтями, но единорога это не шибко беспокоило.

- Я несвободен, - мрачно кивнул он, уставившись на розовоголового, - как и вы. Как и всё вокруг в разной степени зависимости. Вы и сами это знаете… - он шагнул еще ближе, без всякого злого умысла, но заглядывая за спину двуногому, проверяя, не окрасились ли бинты красным. Ну, или, не сильно ли… Вроде не особо.

- Моему лесу, наверное, не нравилось то, как поступали с ним люди, - внезапно поделился Вейс, - и его раздражало, что они постоянно носили своих детенышей в болото и к алому камню. Он, мой лес, решил, что сделать меня им в помощь будет хорошим вариантом. Но им было нужно другое. Дрова, звери. Кровь. Не я. Ничего не изменилось, - единорог тряхнул головой, - но я все равно должен им помогать, - наверное, впервые за весь диалог в мягком голосе лесного духа проявилась плохо скрываемая злость. Впрочем, она тут же сошла на нет, словно открывшуюся от сквозняка дверь спешно захлопнули обратно.

- Мы можем оставить его здесь, но ведь это вы его несли всё это время. И спасали от смерти тоже вы. Он смотрит на вас как на старшего, - дух шагнул к границе сухого и мокрого, грозя покинуть их убежище следующим шагом, - мое имя Вейс, - его вовсе не смутила молния и странное лицо конечно же фэйри, на секунду изменившееся сейчас, - и я рад нашей встрече. Если хотите, я могу отвезти вас к укрытию. Думаю, дождь продлится до утра.

Отредактировано Вейс (2020-05-19 00:09:45)

+2

12

- А по вам и не скаж…
Хотелось бы сказать, что слова единорога нисколько не задевали фэйри, но это было не совсем так. Скорее Эннио привык к тому, что его недооценивают, а осуждать духа за это было по меньшей мере глупо. Лишь обижало то, что произнёс эти слова тот, кто успел увидеть скрытую под доспехами развитую мускулатуру невысокого Энни.
- ...Извините.
Малидетто свойственным ему невозмутимым и спокойным тоном ответил:
- А за что? Вы же начинали правильно говорить: "по мне и не сказать, что я - сносный воин". Что есть, то есть. "Сильный, но лёгкий". А на убийцу как, я смахиваю? Ну, на того, кто в бою старается вспороть противнику бедренные артерии, а после - выждать, пока тот истечёт кровью?
Эннио усмехнулся.
- Как это делают те же опытные волки-одиночки, при охоте на тех, кто крупнее их.

- Вы меня немного запутали, но я не лгу, то есть, наверное, думаю, что не лгу…
Эннио хотел было поправить себя, но не успел.
- Ну и пусть. Я точно уверен, что готов встретить любое последствие чего бы то ни было, особенно, случившееся по моей вине. Если такое когда-нибудь возникнет.
Фэйри одобрительно хмыкнул.
- Запомните эти слова, ибо они имеют Вес. В Тёмную Ночь они будут Вашим Путеводным Светом... или же Вашей ПоГибелью.
Для лесного духа единорог казался весьма неглупым, но что есть "Тёмная Ночь" или "ПоГибель" знакомец мог и не понять.
- Я образно. - поспешил поправить себя Эннио.

- Я несвободен, как и вы. Как и всё вокруг в разной степени зависимости. Вы и сами это знаете… - на этих словах единорог стал приближаться то сначала вперив свой взор на Эннио, то после заглядывая куда-то ему за спину. Тут фэйри неожиданно для себя заметил, что ему совсем не комфортно от обычного "человеческого" общения - и дело было даже не в единороге. Скорее, он только осознал, что ему было непривычно - с ним сейчас общались больше как с обычным существом, чем как с непонятной сущностью.
- Моему лесу, наверное, не нравилось то, как поступали с ним люди, и его раздражало, что они постоянно носили своих детенышей в болото и к алому камню. Он, мой лес, решил, что сделать меня им в помощь будет хорошим вариантом. Но им было нужно другое. Дрова, звери. Кровь. Не я. Ничего не изменилось, но я все равно должен им помогать.
Неожиданно появившаяся злость на словах "все равно должен им помогать" встрепенула Эннио.
- В Вашей жизни есть смысл, предназначение, но Вы его принимаете как своё проклятие?
Тон фэйри резко стал более серьезным и напряженным, словно то, что он собирался сказать, воспринималось слишком близко к сердцу.
- Лес поступил правильно, по отношению к людям. Он не стал эгоистично решать их проблемы - Лесу не ведом мелочный эгоизм. Люди должны сами решать свои проблемы, тем самым становясь лучше и сильнее. Решишь проблему за них - отнимешь их шанс, и, в итоге, они не будут готовы к Испытанию, что будет ожидать их дальше на Пути... - взгляд Эннио ушёл куда-то вдаль, в сторону чащи. - Благодаря Лесу и Вам эти люди не сломаются, следуя своему Пути. Хорошо это или плохо... - взгляд снова перешёл на единорога. - Решать Вам и только Вам.

- Мы можем оставить его здесь, но ведь это вы его несли всё это время. И спасали от смерти тоже вы. Он смотрит на вас как на старшего...
Эннио посмотрел на вцепившегося в спину единорога грифона, что приковал свой взгляд к Дьяволу.
Он смотрит на меня как на Ведьму... коей я не являюсь
- Мое имя Вейс, и я рад нашей встрече. Если хотите, я могу отвезти вас к укрытию. Думаю, дождь продлится до утра.
- Рад знакомству, Вейс. Хорошо, давай пойдём к укрытию.

Шла компания не особо долго, но прогулка была из малоприятных - чувствовалось, что далеко бы фэйри не убежал с грифоном на руках. Тупая режущая боль отдавалась от спины по всему телу, а треклятый разразившийся дождь совсем не облегчал страдания. Стоило дойти до пещеры, как фэйри неожиданно потихоньку вытащил из рюкзака медленно увеличивающийся стул, поставил его и плюхнулся со словами "Наконец-то".

+1

13

- Если всматриваться и сравнивать с чем-то, то вы смахиваете на детеныша, - тихо ответил Вейс, прижимая уши к голове, - и, возможно, вас хочется защитить, - он говорил то, что думал, что видел. Хотя, наверное, этот вопрос от фэйри не требовал ответа вовсе, - я понимаю, что это обманчивое чувство, но… - он мотнул головой, - вы правы. К тому же даже только что вылупившаяся змея может быть в разы опасней взрослой версии себя же… Наверное, вас часто недооценивают.
Странные разговоры в таком месте в такое время были, наверное, как раз тем, что нужно. И рычание неба над ними, и склонившиеся, заметно потяжелевшие ветви елей, прячущие путников от потоков воды, и сгустившийся сумрак, и далекий вой какой-то твари – всё было несущественно.

Слова фэйри про путеводный свет Вейс понял практически буквально, только хмыкнул тихо, про себя. Надо же… А ведь он зрит в корень. Внутри единорога и правда был свет. Тот самый, который создал его. К которому он вернется однажды, заканчивая свой путь.

«А образно ли?» - мысленно спросил Эннио Вейс, внимательно взглянув ему в глаза, но ничего не сказав в ответ. На какое-то мгновение это показалось ему… подозрительным. Но дух поспешно отогнал от себя такие крамольные мыслишки.

К тому же Эннио был фэйри, а не Лесом. Откуда ему знать то, что не должно быть ведомо? Только успокоив себя, единорог вновь дрогнул внутренне, стоило новому знакомому упомянуть проклятье.
- Возможно и так, - подумав, проронил единорог, шагнув из-под укрытия и прикрывая глаза. Дождь смывал тяжелые думы, дарил холод и насыщение.

- Смысл моей жизни и есть мое проклятье. Я наслаждаюсь им, но ненавижу порою. Это… рвет на части. Не всегда, но так бывает, - он и сам не знал, почему вдруг решил поделиться этим с тем, кого видит впервые в жизни. С другой стороны, ему ни разу не задавали таких вопросов. Да и по душам он не разговаривал прежде. Да и близких существ, в общем-то, не было. Нужны ли они духам?
- Вы… - «…не совсем так поняли». Вейс замер. Кажется, Эннио говорил не о его проблемах.
Забавно, наверное. Было бы.

Единорог опустил голову, чуть отвернулся. Уточнять не хотелось, хотя в чем-то розовая-голова был и прав. Вернее, он, безусловно, был прав. По-своему. Правда, ведь она своя у каждого. У Вейса вот тоже была своя. И Лес свой. Был. Если бы Вейс не ушел тогда… Остался там, не взбрыкнул, принял себя таким, какой есть. Заботился о том месте, растил бы цветочки, спасал выпавших птенцов из гнезд, потерявшихся на болоте, оставленных в жертву местному монстру людей… наверное, это и правда его наказание за побег.

- Наверное, будь у меня выбор, я бы хотел всё изменить, - пробормотал единорог глухо, а потом замолчал на остаток пути.
Слишком много было этого «наверное». И слишком многое дух не знал наверняка, отчего многое приходилось додумывать самому. Что тоже не делало всей правды ясной…

…В укрытии было относительно сухо и просторно.

Тут даже единорог мог бы развернуться раза два, а то и больше. Что он и сделал, просветив пещерку и уточнив, что никаких иных постояльцев кроме них самих здесь не наблюдается.
- Вы неплохо держитесь, - заметил единорог, поджимая ноги и укладываясь рядом. Чудеса в виде стульев, явившихся из крошечного кошелька его заинтересовали, но он постеснялся задавать вопросы. Их и так было достаточно, а его случайному спутнику и так было не слишком-то сладко.

Рог духа прогонял сумрак и освещал крепко сложенный песок, смешанный с камнями и землей; из потолка пещеры выступали корни трав и деревьев. Вейс чуть заметно дернул хвостом, вкладывая немного больше силы в свет и даруя тепло. Этого, конечно, было мало, но не костер же им тут разводить.
Интересно, а фэйри могут заболеть… скажем, простудой? Люди вот точно могут, это Вейс видел не раз.

+1

14

- Если всматриваться и сравнивать с чем-то, то вы смахиваете на детеныша, и, возможно, вас хочется защитить...
Эннио не впервой было слышать то, что он похож на ребёнка, но то, что его хочется защитить?..
Бедный дух. Неужели это раны создают настолько обманчивое впечатление?
- ...я понимаю, что это обманчивое чувство, но… вы правы. К тому же даже только что вылупившаяся змея может быть в разы опасней взрослой версии себя же… Наверное, вас часто недооценивают.
Единорог был прав - фэйри часто недооценивали. И доказывать обратное приходилось часто, слишком часто. Эннио был уж как сто сорок один год "от роду", но ни нынешняя репутация, ни дурные слухи не помогали ему с этим. На него часто по этой причине находила хандра, словно жизнь проходила впустую, что все оставляемые им следы были столь неглубоки, что они стирались малейшим дуновением ветра.
Интересно, выбери я поприще наёмника, меня бы также недооценивали?.. - и, взглянув на единорога, про себя ответил: - Он, я думаю, да.

- Благодаря Лесу и Вам эти люди не сломаются, следуя своему Пути. Хорошо это или плохо... Решать Вам и только Вам.
Выдержав небольшую паузу, единорог глухо ответил фэйри:
- Наверное, будь у меня выбор, я бы хотел всё изменить.
Эннио удивился.
- Всё изменить? - ему не была понятна эта позиция в корне. - А "всё" это что? Вы не хотели бы, чтобы те, кого Вы спасали были спасены? Или вы хотите перестать помогать людям? Так сказать, чтобы те, кого Вы могли бы спасти, не были бы спасены. Или Вы хотели бы стать человеком, или фэйри, или кем угодно, но не собой? А вообще, хорошие вопросы, но есть лучше. Расскажите, чего хотите Вы сами?
Взгляд Эннио был довольно мягок, если не выглядел усталым - вопросы такого рода были для него привычны и удобны. Практика его профессиональной деятельности зиждилась на том, чего хотели другие, а свои желания можно было и подстроить под клиента. Но был ли единорог "клиентом"? Пока что нет, скорее просто весьма интересным собеседником.

- Вы неплохо держитесь, - обратил внимание прилегший рядом Вейс.
Эннио хотел усмехнуться, но ноющая боль портила настрой.
- Всё несколько прозаичнее. Сегодня я сдуру совершил старую ошибку во второй раз. Совсем не вовремя заставил виверну ослепнуть, а не испугаться. А потом зачем-то рванул спасать грифона - так и наткнулся на когти ослепшего пикирующего монстра. Повезло, что я жив, и кости целы...
Фэйри немного задумался и решил задать вопрос:
- Кстати, расскажите, а что у Вас, Вейс, за способности такие причудливые? Вспарываете себя, чтобы вылечить других, к примеру. Странная способность, как ни посмотри. Будь у меня такая сила, я бы до сих пор о ней не догадывался бы - это ж нужна невероятная воля и смелость, чтобы нанести себе вред в такой исключительной степени! Расскажите, как вообще Вам удалось её обнаружить?

+1

15

- Я не хочу принимать решения за других, - буркнул Вейс в сторону, отведя взгляд и изучая корешки, выглядывающие с потолка пещерки. Он рассеянно посмотрел на притихшего грифона, свернувшегося калачиком рядом с ним, и прикрыл того кисточкой хвоста. Пусть малыш отдохнет: ему и так досталось сегодня, а судьба его еще не предрешена до конца.

- «Всё»… - Вейс вновь перевел взгляд на фэйри, посмотрев на него с удивлением. Всё. Он бы, наверное, не смог толком объяснить, что это – «всё» в принципе, потому что и сам был в некотором роде ведомым.
Всё – это всё. Разве нет? И то, что Эннио перечислил – тоже. И, может быть, большее.
Изменения – это ведь, зачастую, то, чего мы еще не знаем. Они ведут к чему-то новому, не всегда легко угадываемому и предсказуемому. Может быть это будет что-то хорошее – по крайней мере, Вейсу бы хотелось, чтобы было именно так. Может быть ему и не понравится.
А если не понравится, то можно ли будет «стереть» это самое «всё», вернув обратно на ту стадию, когда он только пожелал перемен?
Единорог повел ушами. Испытал смущение.

- Я… не знаю, - ответил он после небольшой паузы, - наверное, я бы хотел попробовать то, что вы сказали. Побыть… в чужой шкуре. Чтобы… возможно… научиться понимать больше, чем я могу сейчас, - он спотыкался, замирая едва ли не через слово. Обдумывал сказанное, мысленно обкатывал следующие слова, чтобы не рвать их впустую.

«Чего хотите вы сами?»

Фэйри был заботливым. Это подкупало и ему хотелось верить и открываться.

Вроде как они и встретились-то только вот, но это отношение, его поступки – особенно, спасение маленького – грели сердце. Вейс, конечно, вряд ли бы ощутил ложь, если бы ему надумали лгать, но, честно признаться, ему даже мысли не пришло такой: подозревать собеседника в чём-то дурном.
Иначе, наверное, он и не был бы светом. В.. некотором роде, разумеется.

- «Мне надо всё сразу», - внезапно вспомнил Вейс слова одного мальчугана, встретившегося ему в одной деревеньке. Единорог улыбнулся, - к сожалению, я не могу ответить на этот вопрос, - внутри что-то дрогнуло; отдалось тусклой болью. Сжалось в комок. Казалось, даже свет, источаемый духом, на мгновение померк, - я… боюсь, что во мне не было заложено такого изначально, хотя при всём я могу думать, мечтать и надеяться.. Как видите, даже злиться могу, - единорог встал, отряхнулся и подошел ближе к фэйри.
- Наверное, мне было бы интересно узнать, какого это - быть простым человеком, - произнес он, смотря в лицо Эннио и видя свое отражение в его глазах, - но хочу ли я этого по-настоящему?

Он обошел стул, скосившись на багряные пятна, украсившие бинты. Нахмурился.

- Я же дух, - отозвался он, не очень понимая сути вопроса. Как это вообще «странная»? Почему вред? В смысле, да, это болезненно, но ведь по сути своей такая же обыденность, как банальное принятие пищи. В голосе единорога проскользнуло удивление:
- Разумеется, я знал это с самого начала.

Он подумал и добавил с небольшой заминкой, сверля розовый затылок взглядом:
- Внутри меня целебные корешки, травы и то, что росло на кочке, из которой я был сотворен. Мой облик был создан таким, чтобы внушать людям доверие, а не отвращение. Хотя вот, - Вейс качнул хвостом, - рог у меня действительно настоящий. Как и шкура… Думаю, если я действительно умру, то мое тело сослужит добрую службу, - он вновь запнулся и понизил голос, - на самом деле меня правда очень нелегко уничтожить, хотя были те, кто пытался. Я до сих пор не понимаю, зачем они это делали. Было больно и неприятно…
Единорог только головой покачал, услышав историю о бое. Всё-таки противопоставить виверне такого... чудного фэйри... наверное, зрелище редкостное и запоминающееся. Хотя если Эннио сказал, что совершил ошибку, да еще и в бою, то, может, его что-то терзает? Ну, кроме грифона, который ТАК смотрит, что хочется прижать его к себе и не отпускать никуда.
- А почему вы вообще допустили ту ошибку? Вы не кажитесь беспечным. И, кстати, вам надо поменять повязку, полагаю, - вздохнул Вейс, - если хотите, у меня есть хорошее обезболивающее, но оно имеет некоторые последствия… с видениями… скорее, пьянящим эффектом? Если честно, я только недавно его изобрел, - уточнил он с гордостью, - ещё не до конца испытано.

+1

16

- Я не хочу принимать решения за других, - пробурчал единорог, но к чему относились эти слова фэйри было неведомо, посему тот решил ничего не отвечать, приняв содержание слов как данное.

- «Всё»… Я… не знаю, наверное, я бы хотел попробовать то, что вы сказали. Побыть… в чужой шкуре. Чтобы… возможно… научиться понимать больше, чем я могу сейчас.
Эннио хоть и забавляли такие слова, но было заметно, что единорог верил в то, что говорит. Верил, что чтобы понять другого нужно обязательно быть этим самым неким "другим".
- Чтобы понять волка, шкуру его надевать не нужно. Я говорю с Вами и с каждой секундой становлюсь всё ближе к пониманию Вас, даже если не понимаю.
Малидетто сделал паузу, явно чтобы отдышаться - ноющая боль, как бы того не хотелось, не была столь незаметной.
- Всё-таки, если я Вас не так понял, Вы меня поправляете. Став волком Вы поймёте только волка, став мной - только меня. Но амбиции Ваши простираются куда дальше - Вам мало понять лишь самого себя, кем бы Вы ни оказались. Смена шкуры, тела, расы, вида не поможет Вам.

- «Мне надо всё сразу». К сожалению, я не могу ответить на этот вопрос, - не такого ответа ожидал фэйри на вопрос "чего же хотите Вы?". - я… боюсь, что во мне не было заложено такого изначально, хотя при всём я могу думать, мечтать и надеяться.. Как видите, даже злиться могу.
Единорог приблизился к Эннио.
- Наверное, мне было бы интересно узнать, какого это — быть простым человеком, но хочу ли я этого по-настоящему?
Морда единорога была почти вплотную к лицу Дьявола. В другой ситуации это бы могло показаться угрожающим, но сейчас эта ни для кого не комфортная близость словно не существовала для Эннио.
- Не хотите, - резко отрезал фэйри. - Хотели бы - не спрашивали. Хочешь идти - идешь. Хочешь есть - ешь. Жаждущие не спрашивают "хочу ли я есть?". Они спрашивают "что я хочу съесть?". Но я понял, о чём Вы говорите. Вам сложно понять себя из-за проблемы с самоосознанием. Вы же считаете себя чем-то более несовершенным, чем человек?
Дьявол усмехнулся. Взгляд плавно ушёл в сторону от стоящего вблизи Вейса.
- Как-то плачущая женщина задалась вопросом: а плачут ли Боги? И, если плачут, то что является причиной их слёз? А как Вы думаете? Насколько Боги далеки от людей? И насколько далеки от них всех Вы?

- Я же дух. Разумеется, я знал это с самого начала.
Во взгляде Эннио можно было проследить лёгкое разочарование.
- Ну да... как же иначе...
- Внутри меня целебные корешки, травы и то, что росло на кочке, из которой я был сотворен. Мой облик был создан таким, чтобы внушать людям доверие, а не отвращение. Хотя вот, рог у меня действительно настоящий. Как и шкура… Думаю, если я действительно умру, то мое тело сослужит добрую службу, - единорог говорил так, словно пытался сам себе доказать то, что он - живое существо, а не банальный плод чьей-то магии, что в существовании его было много больше смысла, чем он сам себе представлял. - на самом деле меня правда очень нелегко уничтожить, хотя были те, кто пытался. Я до сих пор не понимаю, зачем они это делали. Было больно и неприятно…
- И что Вы? Дали отпор, поговорили, напугали, убили или убежали? Как Вы разрешили ту историю с теми, кто желал Вам вреда?

- А почему вы вообще допустили ту ошибку? Вы не кажитесь беспечным.
Райский Дьявол усмехнулся.
- Рванул спасать пернатого по несвоей воле. Это не та Чужая Воля, что есть результат Собственного БезВолия - тут нечто сложнее. Желание спасти его было моим, но, в то же время, моим не было.
- И, кстати, вам надо поменять повязку, полагаю, если хотите, у меня есть хорошее обезболивающее, но оно имеет некоторые последствия… с видениями… скорее, пьянящим эффектом? Если честно, я только недавно его изобрел, ещё не до конца испытано.
Против смены повязки фэйри не имел ничего против, но вот обезболивающее... Дело было даже не в том, что оно не было испытано, а в галлюциногенном эффекте.
- Ни в коем случае! Ничего, что вызывает видения, мне нельзя! Или того, что помогает видеть сны! НИ. В КОЕМ. СЛУЧАЕ.
Впервые в глазах фэйри на долю секунды пробился страх, а руки столь же ненадолго пробило на дрожь. Но Дьявол очень резко успокоился, словно всё спокойствие его было индуцировано то ли магией, то ли какими-то веществами, и уже в привычной манере продолжил:
- А повязку давайте. Поменяем.

+1

17

Слова фэйри били в самое нутро, заставляли духа мысленно замирать и пытаться переосмыслить ранее разложенные по полочкам понятия, оказавшиеся, кажется, немного не тем, что он ранее считал истиной первой и наиболее понятной из всех имеющихся.
Эннио выглядел как ребенок – чудной, говорящий басом, усатый ребенок, – но тем не менее, его слова, его манера речи, то как он говорил – всё это заставляли верить его суждениям. Честно говоря, дух даже не усомнился в истинности таковых.

Наверное, поэтому Вейс промолчал. Только смотрел на фэйри и проглатывал то, что он мог бы предположить в будущем, но до чего вряд ли бы дошел сам в ближайшее время. Наверное, ему не хватало опыта. Или он просто был иным.

Впрочем… они все были иными. Так или иначе. Просто подстраиваться умели по-разному хорошо.

Единорог же сам себе напоминал куст с серебристыми листьями, который рос настолько обособленно, что даже соседский шиповник начал вытеснять его с насиженного места, стоило погоде чуточку измениться в своем настроении.

«Вы же считаете себя чем-то более несовершенным, чем человек?»

Дух вздрогнул. Опустил голову. Нет, разумеется, он и не задумывался о подобных вещах. Такие моменты – осмысливания и появления новых вопросов – появлялись в его жизни лишь в диалогах, сродни этому. Коих, разумеется, было не так уж и много.
В конце концов, чаще всего дело Вейс имел с деревенскими жителями, а те относились к нему больше как к зверю разумному, чем иному существу. Не равняли по себе. Да и он тоже… ровня разве?
Но то относилось не только к людям.
В конце концов, фэйри тоже не были совершенными, невзирая на их долгую жизнь. Они тоже зависели от людей. И только монстры оставались в стороне, словно являясь истинными порождениями Сказки, их настоящими жителями, независимыми и развивающимися, как и должно быть.

Наверное.

— Как-то плачущая женщина задалась вопросом: а плачут ли Боги? И, если плачут, то что является причиной их слёз? А как Вы думаете? Насколько Боги далеки от людей? И насколько далеки от них всех Вы? – Честно говоря, единственное, что Вейс мог бы ответить на этот вопрос – это вспомнить прицепившуюся где-то фразу про то, что «самые горячие женщины водятся в саунах», но и оно, вроде как, являлось всего лишь рекламной брошюркой, которой один мальчуган долгое время махал у него перед носом, пытаясь объяснить, что в этом такого особенного и почему ему жизненно важно попасть в то место именно в тот самый вечер. Поэтому дух лишь прижал уши к голове и уставился на требующую внимания рану фэйри, ощущая душевный раздрай как никогда остро.

Теперь он, честно говоря, вообще не понимал, в чем смысл его чертовой жизни. И, как оказалось, у него есть целый ворох Проблем с большой буквы. Решить которые, кажется, он не сможет просто так.

-…Пытался говорить, - нехотя ответил Вейс, опуская взгляд, - отпор… не знаю. Не видел тогда в этом смысла, не мог понять, что не так делаю. Терпел. Потом – темнота. Очнулся, когда светало… сколько дней прошло с той встречи? И что произошло точно – мне неведомо.
Он вздохнул. Сейчас Вейс мог бы предположить, что его тогда, вероятно, здорово распотрошили, но, вероятно, что-то спугнуло добытчиков и ему повезло, что не успели стащить шкуру. Рог был отломан тогда странно, словно впопыхах все делалось.
Единорога передёрнуло.

— Рванул спасать пернатого по несвоей воле. Это не та Чужая Воля, что есть результат Собственного БезВолия — тут нечто сложнее. Желание спасти его было моим, но, в то же время, моим не было, - розовая-голова говорил сложно, но дух начинал улавливать общее. Он перевел взгляд на посапывающего грифончика, спрятавшего голову под крыло.

- Это из-за того, что его окружает? Или чего-то третьего? – полюбопытствовал дух, качнув хвостом и дернув ухом. И вновь вздрогнул, стоило фэйри так резко отреагировать на столь маленький и, казалось бы, незначительный нюанс.

-…Хорошо, без видений, - он моргнул удивленно, - вас… мучают кошмары? – он не удержался вновь. Наверное, это было попыткой отвлечься от собственных дум, укрывающих его с головой тяжелым покрывалом.

Вейс вновь извернулся, ловко подцепив шкуру на боку рогом и делая надрез. Привычная боль, пара капель крови, скатившаяся на землю, и из разреза выглядывает тонкая ветвь лозы, сжимающая сочащийся влагой зеленый мох. Повязка была обновлена; по спине фэйри распространялся приятный – хотя здесь кому как, наверное – холодок, ускоряющий регенерацию в разы.

Дождь вне их укрытия усиливался. Как и ветер, как и скрип деревьев над головой. Буря громыхала совсем близко и была какой-то внезапной чрезмерно, словно ее кто-то притащил сюда насильно, и ей это было вовсе не по нраву.

Отредактировано Вейс (2020-06-04 14:22:45)

+2

18

Эннио внимательно следил за телодвижениями резко замолкнувшего духа, за его реакцией. А реакция Вейса по поводу "чужой шкуры" была явно неоднозначной. Фэйри совершенно точно не практиковал психологию на профессиональном уровне, чтобы понять смысл потупленного взора и следовавшей за ним молчаливости. А вот стоило заговорить о сравнивании человека с Богом, как пред ним предстала прелюбопытная картина: единорог прижал уши, а взор приковал к израненной спине.
Похоже, слишком сложно для него... Да, не думал, не гадал, что мне будет не хватать таких бесед.

Первые слова собеседник проронил, отвечая на вопрос:
- …Пытался говорить, отпор… не знаю. Не видел тогда в этом смысла, не мог понять, что не так делаю. Терпел. Потом – темнота. Очнулся, когда светало… сколько дней прошло с той встречи? И что произошло точно – мне неведомо.
Фэйри смотрел на единорога совершенно бездушным немигающим взглядом, словно изучал. Эннио не испытывал жалости - скорее, пытался разобраться, что же всё-таки с этим созданием не так. Вейса даже передёрнуло - он осознавал, понимал, не взирая на свою способность вспарывать себе брюхо, что добровольная отдача себя на растерзание не из числа хороших идей.
Может он в самом деле проклят? - возникла мысль, которую Эннио поспешил озвучить.
- Вейс, а на Вас, случаем, проклятья не накладывал никто?

- ...Желание спасти его было моим, но, в то же время, моим не было.
- Это из-за того, что его окружает? Или чего-то третьего? - задал странный вопрос единорог.
Третьего? Подожди-ка, а первое-то что?
- Нет-нет, это всё специфика моей работы. Я, как торговец, умею давать то, чего от меня хотят, и взамен забирать то, чего хочу я. Но, при этом, я работаю с проклятьями... Можно сказать, что я просто проклят.
Эннио немного кривил, но ответь он даже честно, единорог бы не понял.

- …Хорошо, без видений, вас… мучают кошмары? - задался естественным вопросом дух.
- Ну... - задумался, как бы ответить, Эннио. - Да. Из-за них я не задерживаюсь долго на одном месте - они начинают меня преследовать...
Фэйри замолк. Продолжил лишь в процессе смены повязки.
- ...Но даже у этого есть свои плюсы. Я перестал бояться практически всего. Даже смерти, - это не звучало, как бравада; в словах скорее слышалась отрешённость наряду с укоренившимся глубоко в душе ужасом. - Звучит очень глупо. Я, по меньшей мере, успел повидать более двух десятков глупцов говоривших мне тоже самое. А теперь я - один из них. Жалко, что не могу это произнести со столь же горделивой и смелой уверенностью, как они.
Пока фэйри это говорил, не один мускул на лице не смел дрогнуть. Не чувствовалось ни грусти, ни усмешки - ничего, словно Эннио сухо констатировал факт. Возможно он врал?

+1

19

— Вейс, а на Вас, случаем, проклятья не накладывал никто?
Единорог растеряно качнул хвостом, смахивая старые листья на холодной земле пещеры в кучу. Обернулся в сторону выхода из укрытия, где шипел не дождь даже, а целый ливень.
Поёжился.
- Проклятья?.. – он словно пробовал это слово на вкус, проговаривая его медленно и обдумывая каждую букву. Медленно повернул голову. Уставился на Эннио. Затих.

Что такое проклятье? То, что обычно говорят в сердцах, искренне – на тот момент – желая зла. По крайней мере, в его представлении это было так.
Да, Вейса ругали. Но редко и, чаще, пугаясь его появления за околицей. Когда из леса к человеческому селению выходит существо, похожее более прочего на белую лошадь, некоторые отчего-то вздрагивают и сплевывают в сторону. Иные – еще и по дереву трижды стукнуть не преминут. Вейс спрашивал, почему так. Отвечали, что пугал. Чем – так и не понял, а уточнить – не подумал даже.
То есть, ругали даже не самого духа, а ситуацию, которую он ненароком создал.
Проклинали ли его?
Пожалуй, нет.
Либо же он не знает.

- Не имею понятия, - зависнув на пару минут и смотря всё это время словно сквозь фэйри, ответил, наконец, единорог, - я не представляю, как это должно ощущаться, даже если и так. Вы говорили, что я воспринимаю свой Путь… так. Может ли статься, что я проклял сам себя?

Встревожился ли он от мысли, что на нём, возможно, и правда есть что-то такое, что-то темное, мрачное? Да нет. Честно говоря, даже если бы и знал, то стал ли делать что-то, чтобы исцелиться или бы отдался «скверне» с головой? Скорее бы просто пустил на самотёк, ведь такова жизнь. Хотя из чистого любопытства и упрямства можно было бы попробовать оба варианта. Выбрать, что лучше… но такое вряд ли было бы осуществимо в реальности. Наверное.

- Вы странно изъясняетесь, я такого ещё не встречал, - вдруг отметил Вейс, - оно кажется понятным, но в то же время я не всегда понимаю, что вы имеете в виду, - он замолчал и кивнул головой, стряхивая влагу с гривы, - занятно. Мне нравится.
Он вновь сделал паузу, словно собираясь с мыслями:
- И ваша работа… звучит хорошо. Я, наверное, чем-то на вас похож. Только не забираю, - он сказал это, а потом задумался, внутренне хмурясь.

Да-а. Как-то это выходит не совсем честно, а? В то время, как другие живут полноценно, ты всего лишь щедро рассыпаешься в прах, отрывая от себя кусок за куском. А они, они – что? Да тебе даже пресного с-п-а-с-и-б-о не всегда говорят. Ну хоть вспомни ту женщину: получила своё и убежала, даже не глянув в твою сторону, а ты так старался, ты бегал, шкуру рвал, чуть не сдох. Слышишь, тебе не тяжело быть супергероем? Ах-х, ты же даже слов таких не понимаешь. Чу-учело болотное. Шёл бы обратно, зарылся в свою кочку и сидел тихо и смирно, вытаскивая самоубийц и заблудших грибников. Неудачник. Как же ты жалок...

Шерсть на загривке единорога встала дыбом; он тревожно копнул раздвоенным копытцем землю. Мысль – рой мыслей – не самых радужных, так уж вышло, окружил его в момент. Ему на мгновение показалось, что рядом, из глубины пещеры, дрожа в свете его собственной магии, кривится в насмешливой ухмылке какая-то страшная тень, дрожит нелепым отражением чужой реальности…

Во рту стало сухо.

Вейс тихо заржал, ощущая, что если он и дальше будет об. Этом. Думать…
…то ему будет крайне сложно.
не дать свету погаснуть.

Но рядом был грифон и фэйри, которых он, кажется, обязан был защитить и сопроводить.
Защитный механизм со скрипом встал на место, но дух ощущал себя вымотанным, выжатым и слабым. И даже не мог до конца объяснить то, отчего с ним оно приключилось. Вейс опустился на пол, поджимая ноги и надеясь, что его внезапное «замирание» - одно из очередных – осталось незамеченным. Невзирая на его явную взвинченность в какой-то момент.
Он слабо вздохнул.

Вновь громыхнуло.

- Если они вас преследуют… - хрипло переспросил дух, поднимая голову, - эти видения? Это как злые духи? Или больше как некие силы, с которыми вы не можете совладать? – если бы Вейс мог помочь… он бы сделал это без задних мыслей.

Да, в последнее время он старался противиться своим желаниям такого толка. Кривиться и отказываться выполнять. Но тут было иначе. Возможно, для кого-то другого компания, подобная их, всё равно бы осталась из разряда «незнакомцу не верь», но Вейс не всегда правильно улавливал ту границу, когда существо из «чужих» превращалось в «близких» и наоборот.
Этот вечер, эта встреча, эта проклятая гроза, от которой они спрятались в укрытие, эти раны и разговоры – все они были сложены в единый смысл, в огромный плюс.

Глупец не он, глупец ты.

Возможно. Но даже так. Какая разница?
- Не думаю, что это «глупо», - пробормотал Вейс, заваливаясь на бок и глядя на фэйри снизу вверх. Рог его замерцал и вокруг засеребрились полупрозрачные звезды, превращающиеся в чудесные цветы и наоборот, - я уже понял, что многие боятся смерти. Только не могу взять в толк, почему так. Хотя, наверное, это вопрос интереса. А вы… знаете ответ? И отчего же это следует говорить уверенно и смело? Вы ведь храбрец, как ни крути, - в последней фразе духа ощутился легкий привкус зависти. Но это лишь могло показаться в сгущающихся сумерках вокруг них.

Отредактировано Вейс (2020-06-09 23:04:23)

+2

20

На вопросе о проклятьях единорог задумался. Но пребывал в размышлениях он необычно долго. Можно было бы предположить, что жизнь единорога была весьма продолжительна, но его взгляды несколько намекали на обратное. Эннио, следя за реакцией собеседника, пришёл к выводу, что либо у Вейса в прошлом был какой-то прецендент, либо он, будучи духом, плохо понимал, что такое проклятье.
- Не имею понятия. - в итоге ответил единорог.
Фэйри тяжело вздохнул. Обнаружение проклятий было одной из самых сложных вещей в практике работы магом-учёным в прошлом. Мало того, что можно кого-то с легкостью незаметно проклясть, если знать как, так ещё и по форме они могут не иметь свойственных проклятьям черт. Если разбираться в таких вопросах поверхностно, то можно заработать паранойю и видеть проклятье во всём.
- Недобрый ответ. Приходилось ли Вам слышать о Латт Свадже? Это лечебница в Валдене. Там можно убедиться в том, прокляты ли Вы или нет.
А может всё-таки дело в том, что он не понимает, что такое проклятья? - задумался фэйри и решил, на всякий случай, рассказать о них знакомцу.
- Проклятья - это магия честного и бесчестного бартера. Некоторые проклятья можно наложить незаметно: подарить, например, проклятую вещь. Подложить проклятый предмет кому-нибудь в карман. По крови жертвы проклясть. Способов очень много. И раз ты говоришь, что точно не знаешь, значит кто-то мог тебя проклясть, да? У тебя, судя по всему, были прецеденты, как и у всех. Хоть и не все они оканчиваются проклятьями, но такое случается.
Эннио окинул взглядом встревоженного единорога.
- О проклятии я подумал по той причине, что они могут заставлять Вас совершать или не совершать тех или иных действий, вне зависимости от Вашего желания. Так сказать, забирать часть Вашей воли в той или иной форме. В лучшем случае простое заклинание, которое можно спокойно снять, в худшем... Ну, к примеру заточить чью-то волю в предмете.
Фэйри показал на висящий на поясе жуткий меч в ножнах, что сравнительно недавно взревел на весь лес, спугнув преследователя.
- В этом мече, кстати, заточён монстр. Как Вы видите, с помощью проклятий можно не ограничиваться одной лишь душой.

- Вы странно изъясняетесь, я такого ещё не встречал, оно кажется понятным, но в то же время я не всегда понимаю, что вы имеете в виду, занятно. Мне нравится.
В очередной раз фэйри про себя выругался, за привычку забываться и говорить так, как удобно ему самому, а не собеседнику.
- И ваша работа… звучит хорошо. Я, наверное, чем-то на вас похож. Только не забираю.
Эннио нахмурился.
- Но это уже не работа, а безвозмездная добровольческая деятельность. Первое - Суть Явление практичное, а второе - духовное...
Вот только себя укорял за скверную манеру, как снова в тот же лес!
- То есть... я имел в виду, что то, что Вы делаете - делаете также для себя. Вы получаете не вещи, а нечто нематериальное взамен. Удовольствие например. Или ощущение того, что Вы поступили правильно. Ради своего собственного ориентира Вашего так называемого Пути...
Но не было похоже, что Вейс его слушал. Единорог явно пребывал в своих мыслях, а шерсть на его загривке тем временем становилась дыбом. Неожиданно дух тихо заржал - фэйри на это резко заозирался по сторонам, пытаясь понять, что случилось. Но ничего не было, кроме шума дождя.
Отлично, только не говорите мне, что рыбак рыбака видит издалека...
Единорога отпустило, и тот уже спокойно прилёг.
- С Вами всё хорошо?

- Если они вас преследуют… эти видения? Это как злые духи? Или больше как некие силы, с которыми вы не можете совладать?
- Это как болезнь рассудка, - резко ответил фэйри, безэмоционально глядя собеседнику в глаза. - Сумасшествие. С головой не всё в порядке. Но я потихоньку пытаюсь всё исправить. В мире полно алчных существ. Алчность некоторых настолько велика, что они готовы поделиться со мной даже своим рассудком ради неё.
Райский Дьявол был хмур. Похоже, что делился он этим откровением с единорогом лишь потому, что чувствовал за ним что-то похожее.
- А так, путешествия помогают мне развеяться, и ужас отстаёт от меня, благодаря тем самым алчным созданиям. Раны затягиваются, да и видения уже редко меня преследуют, но я и шанса им давать не хочу.

- Не думаю, что это «глупо», - произнёс единорог, глядя снизу вверх, и, удивительно, ему это удалось! - я уже понял, что многие боятся смерти. Только не могу взять в толк, почему так. Хотя, наверное, это вопрос интереса. А вы… знаете ответ? И отчего же это следует говорить уверенно и смело? Вы ведь храбрец, как ни крути.
Малидетто чуть не засмеялся. Он, путешествующий, дабы сбежать от искреннего чистейшего ужаса - храбрец?
- Боятся неизвестности. Что же будет дальше? Также некоторые и темноты боятся - им страшно не отсутствие света, а то, что скрывается во тьме...
Фэйри глубоко вздохнул.
- Но есть и те, кто боится смерти даже зная, что там. Страх такой может быть вызван незавершенностью дел, начатых среди живых. Вот представьте, Вейс: хотите Вы построить самый красивый дом во всей Сказке. Не было бы страшно умереть, так и не достроив этот самый дом, зная, что вернуться и закончить дело после смерти уже не выйдет?..
Эннио достал из рюкзака песочные часы и начал вертеть ими в руках, дабы отвлечься.
- Почему следует говорить уверенно и смело? Ну, из заблуждения. Из непонимания, что есть Смерть. Из непонимания того, страшишься ли ты умереть. Из слепой веры в то, что тебе всё это ведомо. Смерти не боятся либо дураки, либо те, кто знает много больше всех остальных о мироздании. Те, кому известна судьба страшнее Смерти, те, кому ведомо что-то более ужасное, чем крах надежд пред её ликом.
Фэйри усмехнулся.
- В моей сфере голословно говорить о том, что я знаю о чём-то, о чём не знают все остальные - дурной тон. Звание бесстрашного дурака принять проще.

0

21

-  Вот как, - выдавил дух, внимательно выслушав фэйри. Проклятья оказались несколько более сложной вещью (или явлением?), чем он предполагал изначально. От этого у него даже в голове что-то заскрипело, напрягаясь в мысли.
«Уфф», - мысленно выдохнул единорог, качнув хвостом. В лечебницу, наверное, ему и правда стоило сходить. Правда, для этого надо было зайти в целый город… Крайне большой человеческо-фейрячный муравейник, где каждый случайный прохожий может подложить тебе свинью ненароком.
Вейс прижал уши. «А стоит ли», - мелькнуло дрожащим маревом предательской мыслишки, но он сразу же встряхнулся и мысленно стукнулся рогом в стенку. Стоило! Хотя бы, чтобы убедиться в обратном. Что он… чист?

- Ваш монстр не может сбежать оттуда в любой момент? – на всякий случай уточнил Вейс, отвлекаясь от собственного раздрая в голове. От жутких видений, мерцающих где-то рядом, в подбирающейся всё ближе тьме.
«С Вами всё хорошо?», - внезапный вопрос сбил его с толку, запутывая ещё больше.
- Да, простите. Всё в порядке, просто что-то внутри перехватывает. Бывает редко, но иногда становится как-то не по себе.  Вы вот сказали, - постаравшись собраться с мыслями, продолжил дух, - что то, что я делаю, есть духовная де…ятельность, - он запнулся, чувствуя себя неловко. Раздрай внутри ощутимо усилился, поднимаясь волнами и захлёстывая его с головой, - но что, если вы правы во всём. И что я просто… как дух… обречён… - последнее он прошептал под нос, едва слышимо и глядя куда-то в пустоту перед собой.
Это пугало.
- Это как болезнь рассудка, - Эннио смотрел прямо ему в глаза. И дух впитывал чужие слова, точно губка. Ему тоже было плохо, подумал вдруг Вейс. «Я должен помочь».
«Или не должен?»
«Кому я должен?»

- ...они готовы поделиться со мной даже своим рассудком ради неё, - продолжал фейри. Единорог соглашался. Они все были такими. Он и сам такой. Эгоист, да? Так это называют? Алчный эгоизм – к чему может привести подобная штука?
Это ужасало.Это доводило его до паники, но он не понимал, что именно с ним происходит.
- То есть, ваши видения… - отчего-то голос Вейса сел, высох и стал похож на иссушенный лист, готовый рассыпаться в прах, - это то, что вы… забрали у других? Запечатали в себе, как монстра в меч? – по шкуре пробежали муравьишки. Они всегда появлялись, когда Вейсу становилось жутко.
— Боятся неизвестности…
«Или помощь и вовсе не нужна?». Он испытывал отчаяние, но такое глухое, сотканное из тончайшей материи, что не осознавал его в полной мере.
Вейс пытался держаться и у него это даже получалось.

- Но ведь все знают, что после смерти мы вернемся в поток…  – эмоции его шатались как от сильного ветра, а магия вдруг стала весьма нестабильной и даже чтоб поддерживать простой свет – иллюзии он отпустил практически сразу же – приходилось напрягаться изрядно. Но, тем не менее, вопрос о неизвестности и том, что «за гранью» казался ему вполне обыденным и не вопросом вовсе, и он честно не имел понятия, откуда может знать подобное.
Тьма позади хохотала. Взгляд духа был прикован к предмету необычной формы в руках собеседника. Внутри стеклянной фигуры он видел песок.
- Страх такой может быть вызван незавершенностью дел, начатых среди живых, - уточнил фэйри. Дух покачал головой. Его «дела» могли продолжаться бесконечно долго и вряд ли бы могли закончиться однажды. Ну, если бы только не случился апокалипсис.
Свет вокруг вдруг погас.Он больше не мог поддерживать волшебство.
Единорог замолчал, опустив голову.
Звуки ливня и запах грозы стали ярче.

- Вы сложнее, - проговорил он тихо, - чем я думал. Чем я сам. Даже не знаю, как к этому отнестись.
Внутри кольнуло болью.
- Может, мне следует научиться её бояться? – задумчиво пробормотал единорог, - чтобы понимать вас лучше. Сейчас же я ощущаю себя что глупая коряга, которую выбрасывает на берег приливом.
Пауза.
- Но всё же… Раз вы её не боитесь, значит, все ваши дела уже завершены. Но вы все равно идете вперед, бежите, значит, всё не так прямолинейно. Какие же ужасы, - боль сменилась искрой любопытства, зажигаясь вновь, - вы могли видеть?
Это было чудовищно и бестактно с его стороны, но дух не видел причин не задавать вопросов. В конце концов, если ты не хочешь об этом говорить, то ты не будешь этого делать. Конечно, подобное было не в его стиле, но фэйри явно никто не стеснял.

Отредактировано Вейс (2020-06-12 12:33:44)

+1

22

- Ваш монстр не может сбежать оттуда в любой момент? - один из самых частых вопросов задал даже дух. И ведь не удивительно - стоит увидеть монстра в клетке, то задашься тем же вопросом.
Но фэйри этого немного не понимал. Стоит хорошо разобраться в чём-то, как почему-то начинаешь считать некоторые вещи настолько элементарными, словно понимать и знать их должен каждый.
- Ну как же, этот меч, скорее, как захлопнувшийся капкан. Чтобы выбраться из него, его нужно "разжать". Без чьей-то помощи монстру никак не сбежать.

Вопрос о самочувствии, судя по всему, ошарашил единорога, словно до этого тот впал в какой-то необычный транс.
- Да, простите. Всё в порядке, просто что-то внутри перехватывает. Бывает редко, но иногда становится как-то не по себе.
Эннио нахмурился, но слова были похожи на правду.
А вот ход следующих мыслей фэйри не уловил. Может сказалась усталость, но Малидетто не понял, почему Вейс, как дух, "был обречен".
- Что же ты имеешь в виду? Почему обречен?

По собеседнику пробегал непонятный для фэйри страх. В принципе, всё, что происходило с единорогом было странно. Голос разума советовал уйти отсюда, держаться подальше от Вейса... но тот же голос изъявлял любопытство.
- То есть, ваши видения… это то, что вы… забрали у других? Запечатали в себе, как монстра в меч?
Эннио рассмеялся, правда, отражаясь эхом от стен, смех звучал недобро.
- Нет, видения - это моё. Я бы не стал выменивать у других такую гадость. Расскажите, а что Вас так пугает, господин Вейс?

- Но ведь все знают, что после смерти мы вернемся в поток…
Осведомлённость единорога о судьбе после смерти хоть и казалась поразительной, но на деле была вполне естественной.
- Не все. Это просто бывают уникальные фэйри и духи, вроде Вас, с какими-то вложенными в них знаниями. А также находятся те, кто в это не верит, - Эннио усмехнулся. - А если так подумать, откуда берётся Ваша уверенность, что то, что вы знаете - не обман?

Свет вокруг вдруг погас. Малидетто тяжело вздохнул и произнёс:
- Бранд арварм.
И пещера была снова освещена.
- Вы устали? Хотите поспать? Или, быть может, Вы не откажетесь от кофе? Приходилось пробовать? Когда-нибудь встречали человека или фэйри, что готов был Вас угостить чем-то необычным? А то иногда я спрашиваю себя, не глупый ли вопрос задаю. Сталкиваться с добрыми людьми приходилось?
Пока он медленно и неспешно задавал вопросы, фэйри поставил на стул песочные часы, достал столик с чайником и пару чашек, после чего начал всё расставлять, не забыв на стол и часы поставить.

- Может, мне следует научиться её бояться?
Левая бровь фэйри дёрнулась на этих словах. Он ещё не закончил возиться с кофе, посему эта реакция собеседнику не была заметна.
- ...чтобы понимать вас лучше. Сейчас же я ощущаю себя что глупая коряга, которую выбрасывает на берег приливом.
Не прерываясь, Эннио ответил:
- Не стоит. Вы - тот, кто Вы есть. Корягу, выбрасываемую приливом, выбрасывает к земле.
- Но всё же… Раз вы её не боитесь, значит, все ваши дела уже завершены. Но вы все равно идете вперед, бежите, значит, всё не так прямолинейно. Какие же ужасы вы могли видеть?
- Бранд арварм, - в этот раз фэйри нагревал чайник. - Я её не боюсь не потому, что мои дела завершены. Они не могут быть завершены, - Эннио застыл, глядя на чайник, в глубокой задумчивости. - Какие ужасы... я Вам не скажу.
Малидетто посмотрел на Вейса и продолжил.
- И поверьте, не потому, что я не хочу это рассказывать. Я хочу. Это естественно. Как-то приходилось слышать об этом, но не могу вспомнить название. Что-то вроде "эффекта незнакомцев". Мы видим друг друга в первый, а возможно и в последний раз, осознавая это или нет. И именно поэтому у нас возникает желание поделиться тем, чем не поделишься ни с кем другим. Ну расскажу я Вам свой секрет. А Вы расскажете свой. Мы разойдёмся, прекрасно понимая, что последствий за этим не последует: Вы, возможно, забудете мой секрет, а я - возможно, Ваш...
Фэйри начал наливать себе кофе.
- Вейс, хотите попробовать?

0

23

Почему-то Вейсу подумалось, что существо, запертое в чем-то и, возможно, мечтающее о свободе, должно всеми мыслимыми и не только путями прогрызть себе путь к желаемому. В общем-то, даже из обычного капкана можно выбраться, если отгрызть себе лапу – дух как-то наблюдал подобное событие и даже был впечатлён. Ему тогда, как и сейчас, в общем-то, показалось что для такого поступка нужно быть сильным не только физически, но и морально. Но вот как бы поступил сам в таком случае – представить не был в силах.
Но ответ фэйри он принял как данное, оставив размышления при себе.

- Ну как же, - помедлив, ответил он на вопрос, - я ведь тоже дух. Дух, духовное – это, сдается мне, всё сюда, - и тяжело вздохнул, бросив взгляд в сторону выхода. Разве может быть дух не связан с духовным, даже если он в некоторой степени материален? Разве не эта его составляющая – как духа – влияет на него больше прочего? Разве не это является его сутью и сущностью, толкая на поступки вперед голоса разума… да и как можно быть уверенным теперь в том, что все, о чем сам Вейс помышляет – не его собственное, а этой вот духовной составляющей, чужих желаний, которым он обязан следовать просто потому, что так надо и должно.

Тяжело. Страх окутывал его тонкой пеленой, душным маревом, высасывал эмоции и сковывал тело. Принадлежал ли Вейс самому себе хоть когда-нибудь, если уж так подумать?
«Нет».
Нет? Или все-таки есть в нём та жилка, что приведет к свободе? Что… поможет выкарабкаться из капкана, избежав чужого влияния? Или ему все-таки так же требуется помощь извне?
«Или ты просто загоняешься», - мысли – свои, собственные – казались чужими.
Или были таковыми на самом деле.

Тут было слишком темно, даже не смотря на заклинания фэйри.

«Что вас так пугает?»
- Я... не знаю, - он и правда не мог этого объяснить. Произнести вслух. В мыслях – ещё быть может, но сказать… это словно подтвердить, что ты сам нуждаешься в помощи. И кто знает, что тогда может случиться.

- Я не знаю, - уверенней повторил он заготовленный ответ, прекрасно подходящий под любой вопрос. И улыбнулся – как мог. Одним внутренним чувством, никак не отразившимся на морде, - возможно, я всего лишь заблуждаюсь, но на самом деле мне просто всё равно, что будет после.

Просто всё равно…
Или нет?

«Бранд арварм» - свет вновь озарил своды пещеры, очёрчивая трещины в камнях. Единорог чуть заметно вздрогнул.

- Кофе? – переспросил Вейс, заинтересованно навострив уши, - ну, меня угощали яблоками и мор-ковью. И хлебом! Было неплохо, хотя обычно я такое не ем. Это были хорошие люди, - добавил он, замявшись, - полагаю.
Хотя иной раз после такой доброты ему на шею почему-то пытались накинуть веревку… но это, наверное, тоже что-то значило. Может, ритуал? Вейс обычно не проверял, как оно там после одного раза (не слишком удачного и «доброго»).
Ему в этом плане обычно не везло.
Но придвинуться поближе к фэйри, повозившись немного, не помешало.

За всеми приготовлениями дух следил с искренним любопытством дикаря, впервые увидевшего, как добывают огонь.
— Не стоит. Вы — тот, кто Вы есть. Корягу, выбрасываемую приливом, выбрасывает к земле.
«Вы тот, кто вы есть» оказалась весьма болезненной фразой. Вейс даже не предполагал ранее, насколько обычные слова могут быть колючими и неприятными.
Это вновь возвращало его обратно. Туда, откуда он уже успел мысленно сбежать, но что тащило его цепями обратно. Раз за разом.
Сердце внутри него словно сдавило на какое-то мгновение. Но он промолчал.

« Я её не боюсь не потому, что мои дела завершены. Они не могут быть завершены», - фэйри говорил загадочно, затягивая духа в себя всё больше и больше. Он походил на омут. Без чертей, быть может, но с кучей покойников на самом дне.
— Вейс, хотите попробовать?
- …Хочу, - Вейс был задумчив и зачарован; последняя фраза Эннио звучала так, словно он предлагал поделиться этими самыми секретами, а не предлагал попробовать чудной напиток на вкус.
…Или так оно и было на самом деле? А если и так, то есть ли у Вейса секреты, которыми он хотел бы поделиться с кем-то иным?..

Дух рассеянно качнул головой, заёрзав и придвигаясь почти вплотную к столу. Фэйри творил чудеса – одно за другим, и делал это так по обыденному, что Вейсу захотелось побывать всё-таки в том большом городе только за тем, чтобы увидеть, что подобные вещи происходят там на каждом шагу.

+1

24

Что же ты имеешь в виду? Почему обречен?
Дух помедлил с ответом, но всё же ответил:
- Ну как же, я ведь тоже дух. Дух, духовное – это, сдается мне, всё сюда.
Вейс в чём-то был прав. Но что-то не складывалось. Он хоть и был духом, но, как существо помогающее людям, выражал нежелание соответствовать этому пути, "всё изменить".
- Вейс, Вы недавно говорили мне... - Эннио сделал паузу, немного задумавшись над следующими словами. - ...что хотите всё изменить. Вы изъявляли нежелание заниматься тем, чем занимаетесь, разве нет? Если Вы что-то делаете против своей воли и желания, то с духовным это не связано. Как говорят люди, "душа к этому не лежит".

- Расскажите, а что Вас так пугает, господин Вейс?
- Я... не знаю.
С единорогом было что-то не то. Но возникал естественный вопрос: "Что?". Так уж ли единорог не знал чего он боится?
- Я не знаю, - повторил дух с улыбкой и непонятной уверенностью в своём ответе.
Что-то было. Это не похоже на обычный страх - что-то с собеседником происходило, но сам собеседник объяснять не хотел.
Эннио хотел сначала спросить, но после передумал и просто сказал:
- Вы смотрите. Не хотите объяснять - не нужно. Но в Латт Свадже советую и с этой проблемой зайти, если сами не понимаете, что с Вами происходит.

Выслушав ответ духа, фэйри ответил в спокойной повседневной манере:
- Пожалуй, да. Не зная, что Вы - дух, я бы тоже предложил яблок или моркови испробовать... А приходилось ли общаться с людьми... как со мной, к примеру?
Эннио забавлял столь безумненький пикник. Волей-неволей в голове пролетала мысль о том, что раньше, в те времена, когда страх не был пустым звуком, ему бы не довелось вот так посидеть с этим духом, непринужденно готовя кофе и отвлекаясь на приступы сумасшествия собеседника.

- Вейс, хотите попробовать?
- …Хочу.
Эннио хотел было начать наливать в чашечку, но остановился, задумавшись. После чего отставил чашечку и немного налил в блюдце, на котором стояла чашка.
- Не знаю, хотите ли вы пить из чашки или блюдца, но, для начала, попробуйте, понравится ли Вам или нет. И осторожно: он горячий.
Эннио отставил чайник и попробовал кофе из своей чашки.
- Чуть крепче, чем я хотел, но ничего страшного... Скажите, Вейс, а Вы никогда не задавались вопросом похода в Валден? Не была ли Вам интересна жизнь людей и фейри, проживающих там? Учитывая Вашу склонность помогать другим, Вас была бы рада принять в свои ряды Гильдия Стражи, к примеру. Завели бы много новых знакомств, стали бы намного ближе к пониманию других...

+1

25

- Если Вы что-то делаете против своей воли и желания, то с духовным это не связано. Как говорят люди, "душа к этому не лежит".
Вейс качнул хвостом; склонил голову.  У него, если быть откровенно честным, вопросов становилось лишь больше с каждым новым словом фэйри, с каждым новым поворотом их беседы. Вот, к примеру, «душа» - это что, если не он сам? Или «душа» - это одно из его составляющих? А что конкретно в этом случае?

Дух вздохнул, ощутив еще одну волну лёгкого раздражения.

«Бесполезность», - шепнули ему в ухо тени из глубины пещеры, - «это все совершенно не имеет значения. Будь у тебя эта самая душа, то куда бы она не лежала – исход один. Тебе всё равно не свернуть с пути, какую бы сторону не избрал в своей глупой попытке побега».
— Вы смотрите. Не хотите объяснять — не нужно. Но в Латт Свадже советую и с этой проблемой зайти, если сами не понимаете, что с Вами происходит, - продолжал фэйри. Вейс, может, и рад был бы объяснить, что к чему, но вряд ли бы смог найти соответствующие слова. Правильные. Честные.

Внутри всё подозрительно сжалось. Опять и снова.

Ветер усиливался, но сама непогода, кажется, сходила на нет. Даже раскаты грома постепенно удалялись, уступая шуму дождя. К слову, потихоньку заливающему вход в их укрытие.

Вейсу отчего-то подумалось, что внутри него сейчас – такая же сырость, как и там, под отчаявшимся небом.

Единорог качнул ушами, поднимая голову и обращая взгляд на Эннио.

- Боюсь, что не особо, - проговорил он медленно, - возможно, пару раз, но не столь… продолжительно, - и без каких бы то ни было причин. Ну, почти.

Перед духом поставили блюдце с напитком; Вейс потянулся и осторожно мазнул по жидкости языком.
«Странно».
- Странно, - повторил он вылетевшую мысль, моргнув и пытаясь понять, что именно ему кажется в этом «странным». Может быть то, что цвет напитка и его горечь не сочетались с приятным послевкусием и греющим теплом, разбегающимся сейчас внутри по всему его телу?
- Приятно, - помедлив, добавил Вейс без тени лжи, не желая расстраивать нового знакомого немногословием.

- Валден, - дух споткнулся об это слово вновь; чуть поморщился – впрочем, это не было так уж заметно по его морде, - я стараюсь обходить это место стороной. Меня пугает количество существ. Слишком много, - «и все чего-то хотят». Он поёжился, а потом вдруг задумался.
«Ближе к пониманию», сказал Эннио.
Может быть, фэйри и прав.
В конце концов, если он всегда будет лишь убегать…

В темноте ему на мгновение почудился смех.

Вейс покосился в глубину пещеры, повёл ушами.
- Наверное, вы правы. Мне следует посетить этот город, - он вновь приложился губами к блюдцу. Вкус напитка ему нравился всё больше. От него внутри словно разбегались, скатываясь в сотни крошечных шариков, мокрички.
- Но я не… не уверен в том, что правда хочу только лишь помогать всем, кто в этом нуждается, - осторожно подбирая слова, уточнил единорог, - понимаете.. – он запнулся, - вот вы, Эннио, вы говорили, что перестали бояться почти всего, но ведь в этом «почти» всё же остаются исключения? Как вы боритесь со страхом, встречая их на дороге? – он вздохнул, устало потер краем раздвоенного копытца нос, -  как вы лишились этого чувства? Я был бы не против избавиться хотя бы от части его или этой ничтожной… неуверенности, - да, это было самое подходящее определение. «Неуверенность». Во всём, не только лишь в себе. Он считал, что всё идет так, как должно, но ведь так было далеко не всегда. И любая оплошность заставляла задумываться о недочётах такого толка. Другое дело, что фэйри казался ему оплотом противоположности самому себе. В нём он, пожалуй, видел... свет. Для себя. Словно Эннио был для него тем, кем он сам в иное время являлся в обычной жизни. Странные и глупые мысли, конечно, но отчего-то они казались ему похожими на правду.

И ему хотелось доверять.

Возможно, оттого, что Эннио не просил его ни о чем, но сам выступал в роли того, кто оказывает помощь. Это... подкупало.

+1

26

- А приходилось ли общаться с людьми... как со мной, к примеру?
- Боюсь, что не особо, - ответил Вейс. - возможно, пару раз, но не столь… продолжительно.
Ответ несколько удивил Эннио. Дух, что не так часто общался с человекоподобными сущностями, не был похож на оного.
- Должен признать, для духа, ведущего отшельнический образ жизни, Вы говорите довольно складно. Словно в Вас специально заложили такой талант, чтобы Вы лучше узнавали других.

Собеседник вкусил кофе в свойственной ему манере. Фэйри посматривал на него с лёгким, но не скрываемым, любопытством.
- Странно, - произнёс Вейс, но этот ответ не удовлетворил Малидетто. Дьявол продолжал ждать. - Приятно.
- Вам понравилось? - встрепенувшись переспросил фэйри и, подскочив, поспешил подлить ещё больше кофе в блюдце собеседнику. - Не стесняйтесь, угощайтесь.

Слова о Валдене весьма увлекли духа - тот начал во всю рассуждать о сделанном Эннио предложении.
- Но я не… не уверен в том, что правда хочу только лишь помогать всем, кто в этом нуждается, понимаете..
Малидетто ожидал любого развития разговора, но не того, что настигло его в данный момент.
- ...вот вы, Эннио, вы говорили, что перестали бояться почти всего, но ведь в этом «почти» всё же остаются исключения? Как вы боритесь со страхом, встречая их на дороге?
Фэйри потребовалась недюжинная сила воли, чтобы не поперхнуться от таких вопросов.
- Как вы лишились этого чувства? Я был бы не против избавиться хотя бы от части его или этой ничтожной… неуверенности.
Эннио отложил кофе в сторонку задумавшись.
Как я борюсь со страхом?..
Дьявол откашлялся.
- Да, исключения, конечно же, есть. Как я борюсь со страхом? Как я борюсь и со всем остальным: для начала я вступаю в борьбу.
Малидетто опустил голову и взглянул несколько исподлобья.
- Обычно, когда спрашивают "как кто-то борется со страхом", имеют в виду "как кто-то вступает в борьбу со страхом" в надежде найти лёгкий путь. Путь без борьбы. Страх принадлежит тому, кто им обладает, и от себя нельзя убежать - с собой можно только бороться.
Фэйри приподнял голову.
- Что же до меня... я окунаюсь в страх с головой и делаю шаг ему навстречу. Шагаю до тех пор, пока не смогу перестать идти. И так, с каждым днём, мне удаётся сделать всё больше и больше шагов... Как я потерял чувство страха? Ну... Ха... это просто всего-лишь травма! Результат работы с магией... - последние слова звучали столь неубедительно, что это бы заметил даже самый асоциальный дух. - Но не стоит задумываться о столь глупых вещах. Смелость - это черта не того, кто страха не ведает, а как раз наоборот. Личность формируется делами, а не отсутствием необходимости их совершать.
Эннио вернулся к кофе. Его рука дрожала. Явно в какой-то момент выдержка подвела его. Но он старался не подавать виду.

+1

27

- Возможно, - ответ фэйри заставил его внутренне содрогнуться. Вновь и снова ему будто бы говорили о том, что дорога для него вымощена кирпичом определенного цвета и ступать по другому ему не светит. «Словно в вас заложили такой талант». Вряд ли это можно было бы назвать талантом.

Скорее, проклятье, да?

Он напоминал себе мошку, что бьется о стеклянную границу банки. Пытается пробраться к желаемому, но не понимает, что можно зайти с другого краю. Разве он и правда способен… предрасположен… к тому, чтобы общаться с другими существами? Хотя… В этом есть зерно истинности. Ведь он создан для помощи. «Тогда всё верно. Так и должно быть».
Не хочется, но должно.

Единорог вновь слизнул кофе с блюдца. Странный напиток вызывал в нём странные чувства.
А ещё, если приглядеться, его шкура приобретала соответствующий цвету оттенок. Хотя в сумраке это было не столь заметно.

- Спасибо, - прерывая размышления, окутывающие его липкими тяжкими думами, кивнул Вейс. Этот фэйри был чудным, но, кажется, добрым. За это Вейс был ему благодарен и испытывал что-то вроде неловкости вместе с этим.

«Так типично для тебя», - хмыкнули из темноты.

Единорог раздражённо дернул хвостом, не отвлекаясь на всякие мелочи вроде голосов в голове.

Фэйри кашлянул, а потом рассказал о страхе и том, как он сражается с ним. Дух внимал; его кошмары из темноты пещеры перешептывались между собой, временами хихикая на особо смешных для них моментах. Что-то в словах Эннио показалось ему… не совсем правдой. Но Вейс лишь отвел взгляд в сторону, позволяя крупицам лжи пройти далее. Кажется, фэйри не нравилось рассказывать о себе… всю подноготную. И он имел на это право.

- Значит, шагнуть навстречу, - пробормотал дух, вновь прикладываясь к блюдцу. «Результат работы с магией» звучало на самом деле жуть как интересно, но у Вейса такой силы не было, - и... если я сделаю так, как вы,– задумался Вейс и посмотрел в глаза фэйри, - тьма внутри меня отступит...

...Или же обретет новую силу?

Тени в глубине пещеры, казалось, сгустились. Вейс почти физически чувствовал их движение и мягкие, словно на пробу, прикосновения к шкуре. Как капли дождя: тут, кап, там, кап.

С потолка их укрытия тоже капало, хотя шум грозы совсем стих.

«Интересно, а есть ли вообще шансы, можно ли сделать так, чтобы и я... чтобы и мне... так просто», - он замялся. Только что ему говорили, что лёгким путем идти не самое лучшее, а он... опять. Как ребенок малый. Лишь бы побыстрее.

Вейс вздохнул коротко. Но как же хотелось не победить свой страх, но вырвать его с корнем. Съесть. Переварить. Изничтожить полностью. Быстро и за раз. Без проблем, без тягомотины.

«Или под словом «травма» он имел в виду, что его магия… вредит его разуму?» - вдруг подумалось духу. Он смутился, но озвучить вопрос в слух почему-то не решился. Это звучало бы слишком… лично? Или нет? Вейс не был уверен.

Отредактировано Вейс (2020-07-15 00:38:22)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [04.07 ЯХ] Тление